В браузере выключен JavaScript. Пожалуйста, включите его. Как это сделать.

Поиск по тегам

Например: мужчина, любовь

Все записи, содержащие тег аристократизм

Благородство -это врождённое или приобретённое качество?

                                                                      Японские учёные обнаружили, что честность и благородство -качества не приобретённые, а врождённые. Оказывается , чистота помыслов кроется в нашем мозге. А точнее, зависит от активной работы участка правого полушария мозга , отвечающего за интуицию и эмоции , сообщает журнал Science . К этому выводу специалисты пришли после изучения двух еще

                                                                      Японские учёные обнаружили, что честность и благородство -качества не приобретённые, а врождённые. Оказывается , чистота помыслов кроется в нашем мозге. А точнее, зависит от активной работы участка правого полушария мозга , отвечающего за интуицию и эмоции , сообщает журнал Science . К этому выводу специалисты пришли после изучения двух групп людей , кардинально отличающихся друг от друга поведением и характером. В первую группу входили эгоисты и корыстолюбцы . А во вторую- люди с высокой моральной ответственностью перед обществом .  В результате исследования выяснилось , что благородные люди обладают этим важным качеством с самого рождения. А также выяснилось, что у первой группы личностей практически пассивен участок мозга , отвечающий за великодушие.

  Меня заинтересовало это исследование и этот вопрос. Передаётся ли благородство на генетическим уровне или является приобретённым качеством и полностью зависит от воспитания и от той среды, в которой человек воспитывался? То есть  является ли оно социально детерминированным ? Долгие годы у нас существовал чисто классовый подход к такому понятию , как дворянство. Теперь можно преодолеть эту зашоренность и посмотреть на дворянство как на носителей высокой культуры и благородных качеств , как на подлинную элиту общества. Помните у Пушкина :

                                      Она была нетороплива,

                                      Не холодна , не говорлива ,

                                      Без взора наглого для всех,

                                      Без притязаний на успех,

                                      Без этих маленьких ужимок , 

                                      Без подражательных затей,

                                      Всё тихо, просто было в ней .  

                                      Она казалась верный снимок

                                       Du comme il faut ...( Шишков прости ,

                                       Не знаю, как перевести ).                                                                    

                                                        

                                          У  Пушкина благородство манер -это прежде всего естественность в сочетании с воспитанием . Почему Татьяна отказала безумно влюблённому в неё  Онегину, которого всё ещё любила? Как раз в результате благородства  и цельности  своей натуры. Она не могла изменить мужу, которого очень уважала и ценила как человека , и  не могла сделать его несчастным  ценой собственного счастья .

Так в чём же истинное благородство манер и поступков ? Врождённые ли это качества или приобретённые ? Зависят ли они от происхождения , от генетики? Или от воспитания , от влияния социальной среды? Что такое благородство в вашем понимании? Какие поступки Вы расцениваете как благородные?  Существует мнение, что благородство сейчас не в чести. Что благородный человек чуть ли не лох.  Согласны ли вы с этим?  Насколько важно вам, чтобы ваш партнёр был благородным человеком? Что вы понимаете под благородством  внешнего облика  человека ? Аристократизм, особую породу, которая сквозит даже во внешнем облике?Или что-то другое?

Портрет М. А. Гартунг , старшей дочери А.С. Пушкина. С неё Лев Толстой писал образ Анны Карениной.

 

        В этой теме можно постить картинки , но строго по теме.

                  

    

 

 

 

 

 

 

 

                                           

                                         

свернуть

"Американец" (отзыв о прочитанной книге)

Кристофер Ньюмен, американец, лет тридцати пяти, после того, как посвятил молодые годы сколачиванию капитала, приезжает в Париж к своим знакомым Тристрамам (это фамилия). Как будто, Тристрамы тоже были американцами, или кто-то из этой супружеской пары был американцем, а кто-то французом. Или француженкой. Моё внимание при чтении стало сильнее к середине еще

Кристофер Ньюмен, американец, лет тридцати пяти, после того, как посвятил молодые годы сколачиванию капитала, приезжает в Париж к своим знакомым Тристрамам (это фамилия). Как будто, Тристрамы тоже были американцами, или кто-то из этой супружеской пары был американцем, а кто-то французом. Или француженкой. Моё внимание при чтении стало сильнее к середине романа, и совсем сильным к концу. А вот мелкие детали вначале я не уловила. Но Тристрамов этих я коснулась не напрасно, ибо там описывалось, что друг его был совершенный бездельник и альфонс. Но ему хватало чести не скрывать это. Всё же видимо, французом был г-н Тристрам, а его жена — американка. Но даже если она была англичанка, я не удивлюсь. Самое главное, что американцем был Кристофер Ньюмен, и ему-то и посвящён весь роман.

*

*

В делах коммерции Ньюмену не сразу везло, он прошёл сквозь огонь и воду, и медные трубы в бизнесе, много раз прогорал, и часто уже совсем отчаивался в успехе, но всё же выплыл на ровные чистые воды, и ему-таки повезло. Естественно, благодаря его труду и упорству. О том, чтобы просто легко и выгодно жениться — даже не было и речи. Точнее, таких мыслей просто не было в голове славного малого Кристофера Ньюмена. Но о том, что он — славный малый, мастер психологической прозы Генри Джеймс скажет лишь в конце, и скажет не единожды! Так что я предваряю события.

*

*

Да, такие славные малые — большая редкость! Сколотив состояние, и даже больше — разбогатев, Ньюмен решает посмотреть мир и себя показать. Он путешествует по Европе, посещая без устали все достопримечательности, указанные в путеводителях: музеи, церкви, замки, руины. Церкви, замки, руины. Замки, руины. И делает это в каждой стране, в каждом городе, с прилежанием отличника. Просто поразительно, что ему ни разу не захотелось отклониться от намеченного гидами плана, ведь это довольно скучно — руины, руины. Разве они не везде одинаковые? Но не таков же Кристофер Ньюмен.

*

*

В Париже, в Лувре он мгновенно знакомится с мадемуазель Ноэми и её папашей Ниошем, которые также мгновенно раскручивают его на деньги. М-зель Ноэми малевала копии лувровских шедевров, и пыталась продавать их. Но расчётливые и до жути экономные французы не особенно рвались покупать её работы, а вот Ньюмен сразу купил, и купил за дорого. За две тысячи франков. Папаша Ниош расплакался Ньюмену в жилетку и поделился горем. Он очень переживал за незамужнюю дочь, за то, что без приданого в Париже ей не светит благополучно выйти замуж. И Ньюмен с присущими ему щедростью и благородством берётся сколотить Ноэми приданое, спросив — а сколько же надо, в конце концов для неё, чтобы обеспечить себе замужество во Франции? Узнав цифру, он предлагает ей намалевать ещё с дюжину копий, и обещает их купить. Все. Удивительно, что заработав каждый доллар своим трудом, этот американец был настолько не скуп. Да и руководствовался не корыстными мотивами. А чистым благородством.

*

*

Сам же жениться на мадемуазель Ноэми Ньюмен не желал, такое даже не пришло ему в голову, ибо как выяснилось, у Ньюмена были свои идеалы. Точнее, идеал. Женский. Который он нарисовал в своей голове. Когда он нарисовал себе этот идеал — в романе не рассказывается, но вдруг, в один из визитов к своим друзьям Тристрамам, г-жа Тристрам, дама идейная и беспокойная, решает познакомить его с мадам де Сентре, молодой вдовой из аристократической семьи, которая жила со своей матерью и двумя братьями. Выслушав просто описание внешности и качеств этой мадам де Сентре, наш герой  настолько загорелся этой идеей, что уже при первой встрече с ней, читатель имел удовольствие узнать, что эта самая мадам де Сентре — в точности олицетворяла женский идеал Кристофера Ньюмена. Вот это немного непонятно в романе. Как, когда и почему так быстро и безоглядно главный герой книги влюбился в рекомендованную ему мадам де Сентре?

*

*

И вот на протяжении дальнейшего чтения не отпускала одна мысль, что по сути молодая предприимчивая парижанка Ноэми и сам Ньюмен — очень похожи! Своей деятельной натурой, способностью не опускать голову при невзгодах и стремлением выжить любой ценой. И не просто выжить, а выжить и зажить достойно! Различие их было только в том, что Ноэми — была парижанка, а Париж — это вам не Нью-Йорк, и не Сан-Франциско! Там другие законы, другой менталитет. И ещё то — что она женщина. Во всём остальном они очень подходили друг другу. Только Ньюмен сразу решил, что Ноэми — бесчестная и коварная интриганка, расчётливая и корыстная, немного не приняв во внимание, что женская расчётливость и острое чутье на то, где может повезти — сродни его американской честной предприимчивости. Ведь женщина во Франции во время, описываемое в романе — просто не могла сколачивать капитал как-то иначе, или вести какой-то бизнес.

*

*

И вот, увидев мадам де Сентре, как я уже сказала, Ньюмен почему-то моментально пропал в ней. В её глазах, аристократической бледности кожи, в её кротком взгляде. Но я тоже несправедлива. Что значит «почему-то», да? Значит, таков был его идеал! Такая ему нужна была жена. Но смириться с этим всё равно было очень трудно, потому что ранее (до рекомендации её Ньюмену) в книге нигде не говорилось, о ком он мечтал и на ком хотел жениться. И вдруг. Внезапно. Мне кажется, сыграли на его честолюбии. Сам не имея никаких титулов, Ньюмен польстился на то, что его жена будет из благородных. А как по мне - «бесчестная» художница-копиистка Ноэми была куда честнее, да и по описанием очень хороша! Ну да ладно! Она и правда, потом выкинула такой номер, что на неё можно и злиться, и даже презирать.

*

*

Итак, Ньюмен,очертя голову, сватается к мадам де Сентре. Но тут-то и начинаются мытарства! Её семья, вся состоящая из титулованных особ, маркизов и графов, считает просто невозможным такой брак! А сватовство Ньюмена — настоящей дерзостью. И даже наглостью. Ньюмен ничего этого не замечает, чем сильно раздражает в романе. Семейка решает сыграть с ним злую шутку. Они вроде и не отказали ему, и дали возможность попытать счастья. Но только он один не знал — что всё это была просто игра. И спектакль. Когда дело зашло далеко, а Ньюмен думал, что переживает самый свой лучший триумф в жизни, лучше даже, чем когда он сколотил миллионы, - ему наотрез отказывают. Дочку отговаривают, заставляют жениха отвергнуть, и впоследствии заточают её в монастырь кармелиток, чтобы она до конца жизни носила коричневый балахон вместо мягких муслиновых тканей и шёлка.

*

*

Конечно, сперва они польстились на деньги Ньюмена. Но были так горды, что сама мысль о том, чтобы породниться с человеком, занимающимся коммерцией, - была противна им. Они презирали Ньюмена. За отсутствие благородного титула. Они чтили какие-то традиции, ведомые им одним, и честно говоря, читая об этом, понимаешь, что что-то в этом есть, да.. Что-то в этом презрении к Ньюмену действительно было, настоящее. Которое не понять читателю. Точнее, об этом можно только догадываться, какая же такая безмерная пропасть разделяла маркизов Беллегардов и их дочь мадам де Сентре и не-маркиза Ньюмена, что это их титулованное презрение, нет-нет, да и находило какой-то смутный отклик в душе читателя, то есть меня.

*

*

Но что это было такое, осталось за скобками, потому что сам автор — тоже американец, а не урождённый маркиз. И тайна сия и ему неведома, иначе он бы поделился ей. Поделился бы обязательно, так как в романе нет ни одного тёмного места! Если что-то мне осталось непонятно — то только благодаря моему невниманию, или же «тёмные места» можно списать на то, что автору самому это неведомо.

*

*

Итак, презрение. Безмерное презрение к нашему герою по причине того, что он когда-то занимался коммерцией, а это низко. Как так? Как низко? Ведь это же благородно, что человек САМ, не имея ни гроша, поднялся и выбился в люди! Он физически не мог пребывать в праздности и презирал безделье! Презирал также саму мысль о том, чтобы присоседиться к чужим деньгам, любым образом! Ценил время, любил труд. И преуспел. При этом был честным человеком и вообще — славным малым. Добрым, жадным до знаний и совершенствования, любознательным, остроумным, весёлым и чутким. А если чего у него и не было за душой (каких-то добродетелей), он планировал их развить! Это ли не есть самый лучший титул? Как и самое лучшее наследство? Деньги, оставленные в наследство, можно промотать, и вообще обеднеть можно по разным причинам. А когда у человека в крови и натуре — любовь к труду и отвращение ко всякому безделью, - то чего же ему бояться? А что есть титул маркиза или графа? Скорее всего, он что-то в себе да содержит, но к сожалению, об этом счастливом наборе качеств автор Генри Джеймс не поведал миру. Единственное, что сопровождает титул маркиза или графа — это чванливость, презрение ко всем, кто этого титула лишён, разговоры сквозь зубы и полное отсутствие какого бы то ни было добросердечия. А вы встречали в жизни таких людей? Может, они тоже благородных кровей?

*

*

Вообще, сам Г.Джеймс меньше уделил внимания теме аристократического презрения ко всем, живущим своим трудом, чем я хотела бы подробнее об этом узнать. Творчество этого писателя мало изучено разными исследователями, я так вообще ничего не нашла. Да и ладно! Там всё в диалогах, о различии между титулом и не-титулом. Хотя, как мне кажется, автор больше хотел сделать акцент на различии американцев и французов. Само название романа говорит за себя. Стало быть, среди американцев в принципе не может быть никаких титулованных особ ( здесь я ни разу не историк).

*

*

Словом, Ньюмену разбили сердце. Разбили напрочь. Этим ужасным отказом. До сего момента будучи таким деятельным, вдруг впервые в жизни его словно подрезали. Ему нанесли такую душевную рану, что сердце кровью обливалось. Человеку с такими прекрасными задатками практически исковеркали жизнь. Точнее, попытались исковеркать. Можно только предполагать, что ему пришлось пережить в трудную годину, когда ему и голодать приходилось, и прогорать в своём бизнесе. А потом он занялся изготовлением каких-то ванн, и разбогател. И вдруг — попал в центр коварной интриги, интриги совершенно нездоровой, в центр зависти, злости, немотивированного презрения и чего-то такого, чего он понять никак не мог! ЧТО было с ним НЕ ТАК? Он собирался сделать эту мадам де Сентре самой счастливой женщиной из всех живущих! И сделал бы! Он был честен, чуток, благороден! А случись ему потерять богатство, он бы его заработал заново и даже утроил! Он сам так говорил и был уверен в этом! Он был бы прекрасным мужем и хорошим отцом. Тем более, мадам де Сентре он очень понравился.

*

*

Но жизнь такая подлая, что всегда самые лучшие побуждения коверкает и губит на корню! И пусть даже Джеймс американец, но даже американец не стал описывать хэппи-энд и врать читателю! Генри Джеймсу наверное, очень бы хотелось порадовать читателя счастливым концом. Но он реалист, мастер прозы, и придумывать ничего не хотел. Поэтому он честно рассказал ещё одну историю о том, как самых лучших людей эта подлая жизнь, подлые традиции, условности, обстоятельсва — губят и коверкают. Вероломно, гадко, бесцеремонно! Самого морально устойчивого человека с позитивным настроем к жизни смогли довести до того, что однажды он решил, а не случилось ли у него уже размягчение мозга? Так и написано в книге. Он думал и думал, что не ТАК? Что надо ещё делать в этой жизни, чтобы было ТАК? Он не опустился, он старался, но... здесь я удручённо махну рукой, потому что.. всё правда! Что описал Джеймс. Именно так и бывает. Сперва самых лучших экземпляров рода человеческого выворачивают шиворот-навыворот. Люди! Не обстоятельства даже. Ибо в бизнесе хоть всё понятно, кто друг, а кто конкурент, а в отношениях... кошмар! Может, ему просто надо было оставаться в Америке, слушайте? Зачем, зачем он приехал в этот Париж?

*

*

..Сначала лучшие образцы рода человеческого коверкают и выворачивают наизнанку, а потом смотрят на такого человека и сетуют. Мол, почему он таков? Так сдержан, уклончив и даже высокомерен? Да потому что он уже никому не верит!..

*

*

А что мадам де Сентре? Вам жалко её? Она ведь могла ослушаться матушку и брата, и выйти замуж за Ньюмена. Несмотря на то, что они так сильно надавили на неё. Всё что у неё было — это чувство долга и чувство вины перед семьей. В итоге она не вышла второй раз замуж по указке семьи, за какого-то тупого и жирного графа, а совсем отказалась от мирских благ и ушла в монастырь к кармелиткам. А зачем? Неужели испытание быть монахиней могло сравниться с испытанием ослушаться наказ матушки и брата? Если и первое, и второе — это пытка, то уж лучше бы ей мучиться, выйдя замуж за Ньюмена. Тем более, что и матушка не вечная, а сам братец был женат между прочим. И кажется, не на благородной. Вот так вот.

*

*

Был у мадам де Сентре ещё один братец. Валентин. Но если я о нём расскажу, это будет совершенный спойлер. Ведь на личности второго брата строится почти весь роман, и все важные события с ним связаны. Поэтому не буду раскрывать все карты, а вдруг кто-то когда-то захочет прочесть эту книгу. Которая называется, кстати «Американец. И автор — Генри Джеймс, как я уже говорила.

*

*

«Ночью все мыши серы» - сказал как-то граф Валентин Ньюмену. - «Уж если упрощаться, так по полной!» Ньюмен хотел ввести его в коммерцию, чтобы тот тоже заработал деньги. Но Валентину помешал его врождённый аристократизм. И всё кончилось очень печально. Для всех.

*

*

Хотя, побывав под сводами собора Парижской богоматери, и подумав там, кажется, наш герой немного оклемался и в его голове словно развязался какой-то тугой узел. Как ему запудрили мозг в этом грязном Париже! Но слава Богу, размягчения его не произошло.

(надеюсь, ни у кого не возникает мысли, что я этот отзыв откуда-то скопировала, я ведь не Ноэми Ниош!)

свернуть

Без заголовка

вишудху .... продолжение анализа ... анализ качества - АРИСТОКРАТИЗМ Происходит от греч. ἀριστοκρατία «аристократия; господство знати, господство лучших», от ά̓ριστος «лучший» и κράτος «сила, власть, могущество».Русск. аристократ заимств. из франц. aristocrate, возможно, через нем. Aristokrat. Николай Бердяев О РАБСТВЕ И СВОБОДЕ ЧЕЛОВЕКА Опыт персоналистической философии Г л а в а еще
вишудху .... продолжение анализа ... анализ качества - АРИСТОКРАТИЗМ Происходит от греч. ἀριστοκρατία «аристократия; господство знати, господство лучших», от ά̓ριστος «лучший» и κράτος «сила, власть, могущество».Русск. аристократ заимств. из франц. aristocrate, возможно, через нем. Aristokrat. Николай Бердяев О РАБСТВЕ И СВОБОДЕ ЧЕЛОВЕКА Опыт персоналистической философии Г л а в а III 1 d) Прельщение и рабство аристократизма. Двойной образ аристократизма § Существует особое прельщение аристократизма, сладость принадлежности к аристократическому слою. Аристократизм есть очень сложное явление и требует сложной оценки. Самое слово аристократизм означает положительную оценку. Аристократия — лучшие, благородные. Аристократы — подбор лучших, благородных. Но в действительности историческая аристократия совсем не означает лучших и благороднейших. Нужно отличать аристократию в социальном смысле и аристократию в духовном смысле. Аристократия в социальном смысле образуется в социальной обыденности и подлежит законам социальной обыденности. В этом смысле аристократия принадлежит царству детерминизма, а не царству свободы. Аристократ в смысле кристаллизовавшейся в истории расы есть человек наиболее детерминированный. Он детерминирован наследственностью и родовой традицией. Аристократический принцип в социальной жизни есть принцип наследственности, наследственность же есть тяготеющий над личностью детерминизм, даже более чем детерминизм — фатум рода, фатум крови. Социальный аристократизм есть аристократизм родовой, а не личный, качеств родовых, а не качеств личных. Поэтому с ним связана родовая гордость, гордость происхождения, которая есть главный порок аристократии. Аристократии очень затруднено братское отношение к людям. Аристократия есть подобранная в родовом процессе раса, свойства которой передаются по наследству. В этом смысле аристократизм глубоко противоположен персонализму, т. е. принципу личных, не родовых качеств, качеств, не зависящих от детерминизма наследственности. Духовный аристократизм в отличие от аристократизма социального есть аристократизм личный, аристократизм личного благородства, личных качеств и даров. Персонализм предполагает аристократизм личных качеств, противостоящих всякому смешению с бескачественной массой, аристократизм свободы в противоположность детерминизму, под которым живет раса и каста. Аристократизм социальный утверждает неравенство совсем не личное, не личных качеств, а неравенство родовое, социально-классовое, кастовое. Смешно было бы утверждать, что дворянин, определяющий своё достоинство по наследственности крови, или буржуа, определяющий своё достоинство по наследственности денег, тем самым уже по своим личным качествам выше человека, не получившего ни наследства по крови, ни наследства денежного, и может претендовать на неравенство, дающее ему преимущество. Дары человека получаются от Бога, не от рода и не от собственности. Личное неравенство людей и социальное неравенство людей — принципы различные и даже противоположные. Социально уравнительный процесс, направленный к уничтожению социально-классовых привилегий, может как раз способствовать выявлению действительных, реальных личных неравенств людей, т. е. обнаружению личного аристократизма. Как образуется социальная аристократия? Более высокие качества не могут быть сразу достигнуты для огромных человеческих масс. Подбор качеств происходит сначала в небольших группах. В них вырабатывается более высокий культурный уровень, более утонченные чувства и более утонченные нравы, даже телесный образ человека делается более благородным, менее грубым. Культура всегда образуется и повышается аристократическим путем. Было бы несправедливо и неверно признать социальный аристократизм всегда злым, в нем было и много положительного. В аристократизме были положительные черты благородства, великодушия, благовоспитанности, способности к жертвенному нисхождению, которых не знает parvenu, стремящийся пролезть вверх. Аристократ не стремится во что бы то ни стало подниматься вверх, он изначально чувствует себя наверху. В этом смысле принцип аристократического подбора в сущности противоречит аристократической изначальности. Не аристократично бороться за успех и возвышение. Подбор — натуралистический принцип, он биологического происхождения. Христианство не признает подбора. В противоположность законам этого мира оно провозглашает, что последние будут первыми, а первые будут последними, что революционно перевернуло все античные ценности. Наряду с положительными чертами в аристократизме были и отвратительные черты, своеобразное хамство в высокомерном обращении с низшими, презрение к труду, расовая гордость, не соответствующая личным качествам, кастовая замкнутость, закрытость к живым движениям мира, исключительная обращенность к прошлому («откуда», а не «куда»), замкнутость. Замкнутая аристократическая группа не может бесконечно сохраняться, сколько бы она ни боролась за своё сохранение. Базис расширяется, в привилегированный аристократический слой входят новые слои. Происходит демократизация, качества понижаются. Потом происходит новый подбор качеств. Замкнутость аристократической группы неизбежно ведет к вырождению. Необходимо обновление застывшей крови. После смешений и демократизации, после процесса нивелировки происходит обратный процесс аристократического подбора. Но он может происходить по разным критериям, не непременно по родовой наследственности и рождению. Аристократизм избранной расы обречен на исчезновение. Но аристократия может образоваться из недр буржуазии, как может образоваться из недр рабоче-крестьянских масс. В этом случае аристократия принимает иные психические свойства. В социальном процессе путем отбора и дифференциации образуются разные группировки. И каждая кристаллизовавшаяся группировка имеет свои формы порабощения человека. Бюрократия образуется в каждом организованном в государстве обществе. Она имеет тенденции к расширению и усилению своего значения. Бюрократия образуется совсем по другому принципу, чем аристократия, по принципу профессии, функции огосударственного общества, но она склонна почитать себя тоже аристократией. Бюрократия исполняет служебную функцию по отношению к народу. Но она склонна считать себя самодовлеющей силой, считать себя хозяином жизни, и в этом внутренняя противоречивость её существования. Она легко превращается в паразита при неограниченном своем расширении. Бюрократию образует какой угодно социальный строй. Революция свергает старую бюрократию и немедленно создает новую, ещё более расширенную и нередко пользуется для этого кадрами старой бюрократии, готовой служить какому угодно режиму. Судьба Талейранов и Фуше символична. Русская коммунистическая революция создала небывалую по своим размерам и силе бюрократию. Это есть образование новой буржуазии, или новой пролетарской аристократии. Настоящая историческая аристократия замкнута и ограничена, она не любила расширяться и приспособляться к новым условиям. Бюрократия же бесконечно расширяется, не дорожит замкнутостью, охранением качеств, и легко приспособляется ко всяким условиям и всяким режимам. Вот почему она никогда не может быть названа аристократией. Аристократией не может быть назван и верхний слой буржуазии, имитирующий аристократию и вылезающий в аристократию. Буржуазия имеет совсем другую душевную структуру, но о ней потом. Настоящая аристократия образовалась не путем накопления богатств и власти и не путем функций, исполненных для государства, а путем меча. Происхождение аристократии военное. Лоренц Штейн даже говорит, что каста есть абсолютная победа общества над государством. Аристократия есть каста, и она с трудом приспособляется к организации государства, в известном смысле она антигосударственна. Государственный абсолютизм вырастал в борьбе с феодализмом, с аристократией и её привилегированными свободами. Можно было бы даже сказать, что свобода аристократична, а не демократична.!!! Свобода была прежде привилегией аристократии. Феодальный рыцарь защищал свою свободу и независимость в своем замке с оружием в руках. Подъемный мост был защитою свободы феодального рыцаря, свободы не в обществе и государстве, а свободы от общества и государства. Ортега очень верно об этом говорит. Часто забывают, что свобода есть не только свобода в обществе, но и свобода от общества, граница, которой не хочет признать общество в отношении человеческой личности. Народные массы мало дорожат свободой и мало чувствуют недостаток свободы. Свобода есть свойство духовного аристократизма . Рыцарство было огромным творческим завоеванием в моральном сознании. Аристократ первый в человеческом обществе почувствовал личное достоинство и честь. Но ограниченность его была в том, что он почувствовал это лишь для своей касты . Аристократизм свободы, аристократизм личного достоинства и чести должен быть перенесен на всех людей, на всякого человека, потому что он человек. Лишь немногие, вышедшие из аристократии, это сознали. Но речь тут идет именно о перенесении положительных аристократических качеств на широкие человеческие массы, о внутренней аристократизации. Некогда в Египте достоинство бессмертного существа было признано лишь за царем, все остальные люди были смертны. В Греции сначала бессмертными признавали лишь богов или полубогов, героев, сверхчеловеков. Люди были смертны. Только христианство признает достоинство бессмертных существ за всеми людьми, т. е. абсолютно демократизирует идею бессмертия. Но демократизация, которая не уравнивает механически людей, не отрицает качеств, есть аристократизация, сообщение аристократических качеств и аристократических прав. Всякий человек должен быть признан аристократом. Социальная революция должна уничтожить именно пролетария, пролетарскую обездоленность и приниженность. Христианство опрокинуло принцип греко-римской культуры и этим утвердило достоинство каждого человека, его богосыновство, образ Божий в каждом человеке. И только христианство может соединить демократизм, равенство людей перед Богом с аристократическим принципом личности, качество духовной личности, не зависящей от общества и от масс. Но христианский аристократизм ничего общего не имеет с кастовым аристократизмом. Чистое христианство глубоко противоположно духу касты, который есть дух двойного рабства, рабства самой аристократической касты и рабства тех, над кем каста хочет господствовать. Кастовый аристократизм есть замкнутость и конечность, христианский духовный аристократизм есть открытость и бесконечность. § Выработка личности есть выработка аристократического типа, т. е. человека, не допускающего себя до смешения с безликой мировой средой, внутренне независимого и свободного, восходящего к более высокому качественному содержанию жизни и нисходящего к миру униженному, страдающему и лишенному возможности возвышения. Главная черта подлинного аристократизма есть не превозношение, а жертвенность и великодушие от внутреннего богатства, нисхождение, неспособность к ressentiment. Историческая родовая аристократия находится в рабстве у прошлого, у предков, у традиции и обычаев, она церемониальна, связана, лишена свободы оценок и свободы движений. Личный же аристократизм есть как раз свобода оценок и движений, несвязанность, независимость от социальной среды. С этим связан двойственный образ аристократии. Личный аристократизм, т. е. качественные достижения личности, социализируется и переносится на социальные группы. Аристократизм социальной группы может образовываться по разным признакам. Это может быть каста жрецов, иерархия князей церкви. Это может быть каста в собственном смысле, родовое дворянство. Это может быть аристократический подбор внутри не аристократического класса, например буржуазии или крестьянства. Это может быть образование аристократической социальной группы по признакам интеллектуальным и духовным, которые не могут охватить слишком большие количества. Может, например, образоваться элита академиков, ученых, писателей Интеллектуальная элита, склонная к самопревозношению и изоляции, есть также аристократическая каста, носящая все признаки касты. )))) Аристократическую касту могут представлять собой разные оккультные ордена, посвященные, масоны с оккультно-мистической окраской. Формы социального аристократизма, переносящие аристократизм личности на аристократизм социальной группы, очень разнообразны, но всегда порождают рабства человека. В религиозной жизни, например, личный аристократизм, т. е. особые личные дары и качества, находит своё выражение у пророков, апостолов, святых, духовных старцев, религиозных реформаторов . Социальный же религиозный аристократизм находит своё выражение в осевшей и кристаллизовавшейся церковной иерархии, которая уже не зависит от личных качеств, личной духовности, т. е. личного аристократизма. Личный религиозный аристократизм стоит под знаком свободы, социальный же религиозный аристократизм стоит под знаком детерминации и легко переходит в порабощение. Тут мы встречаем то же явление, что и повсюду. Источник рабства человека есть объективация . Эта объективация совершается в истории путем разнообразных форм социализации, т. е. отчуждения личных качеств и перенесения их на социальные группы, где эти качества теряют реальный характер и приобретают характер символический. Социальная аристократия есть аристократия символическая, а не реальная, её качества, вызывающие чувства гордости, не являются качествами лично-человеческими, а лишь знаками, символами рода. Поэтому образ аристократии двойственный. Аристократическая формация личности более всего противоположна типу parvenu. Буржуа по своему происхождению parvenu, хотя среди людей, вышедших из буржуазных классов, могут быть совсем не parvenu по своему типу, а люди очень благородные. Тип аристократа всегда нисходит, тип parvenu всегда пробирается вверх. Чувство вины и чувство жалости — аристократические чувства. Чувство обиды и чувство зависти — плебейские чувства. Слово «плебейский» я употребляю здесь в психологическом смысле. Весь смысл существования аристократического духовного типа — в существовании типа людей, которые не склонны испытывать состояние обиды и зависти, ressentiment и которым более свойственно испытывать состояние вины и жалости, сострадания. ......................................... свернуть

Поиск не доступен потому что вы отключили «участие анкеты в поиске». Чтобы снять ограничение необходимо

Оплата услуги совершена

Услуга будет оказана в ближайшие несколько минут.
Понятно

Произошла ошибка

Перезагрузите страницу и повторите операцию через 5 минут
Понятно