В браузере выключен JavaScript. Пожалуйста, включите его. Как это сделать.

Поиск по тегам

Например: юмор, любовь

Все записи, содержащие тег артур шопенгауэр

ПОЧЕМУ ЕВРОПА НЕ РОССИЯ

Недавно я вернулся из очередной поездки по Европе. Когда бываешь в больших сообществах людей разных национальностей, то чувствуешь, насколько мы похожи, и одновременно, насколько мы разные.

Одни считают, что Россия является частью европейской цивилизации. Другие полагают, что Россия это евразийская цивилизация. Третьи называют Россию «азиопой».

Условно географически Россия, еще

Недавно я вернулся из очередной поездки по Европе. Когда бываешь в больших сообществах людей разных национальностей, то чувствуешь, насколько мы похожи, и одновременно, насколько мы разные.

Одни считают, что Россия является частью европейской цивилизации. Другие полагают, что Россия это евразийская цивилизация. Третьи называют Россию «азиопой».

Условно географически Россия, разумеется, часть континентальной Европы. Но вот культурно-исторически это не во всём похожие цивилизации.

Европа это не Россия. А Россия это Европа?





Когда ты в Европе, то чувствуешь себя азиатом, а когда в Азии – европейцем.

Конечно, всё это условности: как деление на Европу и Азию, так на русских и европейцев. Все мы человеки, граждане единого мира.

Разделение людей по гражданству и национальностям это уловка «правящих элит». Это им выгодно проводить границы, чтобы обеспечить своё привилегированное положение.



Хотя, возможно, в будущем, когда исчезнут государственные границы и человечество станет единым сообществом, мы будем лишь вспоминать о нациях и народностях.



Сегодня, когда говорим о неком феномене русских, мы тем самым разделяем себя с другими европейскими нациями. Если мы хотим интегрироваться в Европу, то нужно подчёркивать не различие, не уникальность русской нации, а наоборот, её схожесть с другими европейскими нациями.



Есть ли какая-то особенность у русских? Безусловно, есть! О ней писали многие философы, начиная со славянофилов.

Я говорю не о «национальной гордости великороссов», а о том естественном чувстве самоидентификации, которое присуще каждому человеку. Человек нуждается в самоидентификации, и культура, в которой он воспитывался и вырос, даёт ему возможность понять себя, свои корни.



По историческому развитию, мы отстаём от европейской цивилизации примерно на 700 лет. Нас всё пытаются насильно европеизировать, а мы ну никак не можем до конца стать настоящими европейцами.

Специалист по петровской эпохе, профессор Анисимов Е.В. полагает: Пётр своими реформами доказал, что единственно возможным путём развития России может быть только западный путь. «Мы принадлежим к европейской цивилизации. Нужно прекратить бодаться с Западом, иначе нас постигнет судьба Византии».



Не Россия воевала с Европой. Это Европа постоянно пыталась завоевать Россию. Достаточно вспомнить походы рыцарских орденов, интервенцию шведского короля Карла XII, наполеоновское нашествие, первую мировую войну, нападение гитлеровской коалиции европейских держав на СССР.



Россию силой завоевать невозможно. Да сейчас и не нужно. Вполне достаточно победить народ духовно. А победить духовно означает прежде всего лишить человека его веры, то есть той психологической и культурной основы, которая создаёт его самоидентификацию, что и позволяет называться русским.



Нет, я не кричу о нашей самобытности и уникальности. Но я призываю сохранить и не продавать всё то лучшее, что накоплено нашими предками, за модернизированную «чечевичную похлёбку».

Надо заимствовать всё лучшее у Запада и развивать собственную самобытность. Или как говорил историк Ключевский: мы должны всё взять у Европы, а потом повернуться к ней задом.



Можно только удивляться наивности тех, кто полагает, что Россию когда-нибудь включат в состав единой Европы. Запад только расширил свои геополитические границы, оставив небольшие дырочки для трубы, отходов и туристов. Тем самым признав, что Россия никогда не будет частью объединённой Европы, она была и останется Россией.



Европейский Союз – создание в большей степени политическое, нежели культурно-экономическое. Некоторые страны, поспешно включённые в Европейский Союз, явно к этому не готовы. Ну не могут греки работать как французы, или скажем, как немцы; а у испанцев вообще сиеста!



Лев Гумилёв в своей книге «Этногенез и биосфера земли» выразил надежду, что пассионарность русских не исчерпана. «Биосфера планеты Земля побеждает мировую энтропию путем биогенной миграции».



Не является ли самобытность России следствием генетического устройства русского человека?

Зав.кафедрой социальной философии МГУ профессор К.Х.Момджян считает, что специфика «русского человека» есть, это факт. Различие западного и российского менталитета как факт существует; различия эти серьёзные, их нельзя недооценивать.

Особенности российского менталитета профессор К.Х.Момджян видит в следующем:

1\ российская культура связана не с изменением мира, а себя в мире.

2\ русским свойственен коллективизм и общинность, микроколлективы на основе личной связанности. Внутри этого микроколлектива встречается способность «поделиться последней рубахой». Но не ради государства или всей России.

3\ У нас человека рассматривают как клеточку единого целого.



На Западе особый рассудочный коллективизм основан на принципе «сделай благо ближнему, чтобы он сделал тебе».

Если в западном менталитете видна способность договариваться, то в нашем менталитете обнаруживается скорее противоборство.



Мы стремимся на Запад не потому, что Запад хороший, а потому что альтернатива хуже. Либо мы станем частью общемирового процесса, либо дорогой, по которой этот процесс пройдёт.



У Запада два преимущества: 1\ эффективность общественного производства, 2\ институт личной свободы. Но должны ли мы слепо заимствовать западные институты?



Да, мы держим путь на Запад, но не должны забывать, что живём в России. В этом вся тайна наших проблем: идти на Запад и не забывать, что мы русские.

Россия не Запад и не Восток, а всегда мост между ними.



Священник русской православной церкви доктор философских наук протоирей Димитрий Лескин считает, что мы, конечно же, не Азия, и мы совсем не Европа. Мы иные. Инаковость России была всегда.

Русский путь не магистральный, а маргинальный.

Специфика русской цивилизации такова, что адаптировать её под новые европейские образы не получится.

Россия формировалась как страна всемирных интересов, а не сугубо местечковых; как страна спасительница мира!



Некоторые считают, что «Россия под управлением Господа, потому и жива и жить будет. Россия – мозги и сердце рода человеческого, потому, если не будет России, то не будет и самого рода человеческого…»



Человек – существо программируемое. В какой культуре он вырастет, тем и будет себя называть, независимо от цвета кожи. Марина Цветаева писала: «Родина не есть условность территории, а непреложность памяти и крови».



Можно перепрограммировать человека через воспитание. Но никто никогда не сможет отменить генетического кода. Китай, при всей своей европейской модернизации, никогда не станет европейским; Китай всегда останется Китаем.



Согласно концепции Поршнева, расселение людей по планете произошло вследствие непереносимости внушения со стороны других и желания быть самим собой.

Поэтому, возможно, человек и не захочет растворяться во всечеловечестве, или даже не сможет.

Многие русские, переселившиеся на Запад в результате первой, второй и третьей миграционной волны, так и не смогли полностью забыть свою русскость.



Оставаясь гражданином мира, я хочу чувствовать принадлежность к сообществу особенных, не теряя при этом неповторимости своей индивидуальности.



Фёдор Достоевский, как известно, нещадно критиковал Европу и западное христианство, прославляя русское мессианство и панславизм.

Его друг – русский философ Владимир Соловьёв – всячески защищал западную церковь, при этом выделяя две опасности для «русского мира»: 1\ космополитизм, 2\ национализм – когда народ становится врагом человечества.



Яростный критик западной цивилизации Фридрих Ницше с надеждой смотрел на Россию.

Освальд Шпенглер говорил о «закате Европы», но не подразумевал Россию.

Немецкий философ Мартин Хайдеггер называл Россию «землёй будущего».



Немец Вальтер Шубарт писал в книге «Европа и душа Востока»: «Запад подарил человечеству самые совершенные виды техники, государственности и связи, но лишил его души. Задача России в том, чтобы вернуть душу человеку. Именно Россия обладает теми силами, которые Европа утратила или разрушила в себе...

Россия — единственная страна, которая способна спасти Европу... Как раз из глубины своих беспримерных страданий она будет черпать столь же глубокое познание людей и смысла жизни, чтобы возвестить о нем народам Земли. Русский обладает для этого теми душевными предпосылками, которых сегодня нет ни у кого из европейских народов».



Мы не чужие Европе, мы другие!

Россия и Западная Европа это две разные цивилизации – как две стороны одной медали.



Как тут не вспомнить Блока:

«Мильоны - вас. Нас - тьмы, и тьмы, и тьмы.

Попробуйте, сразитесь с нами!

Да, скифы - мы! Да, азиаты - мы,

С раскосыми и жадными очами!



Вы сотни лет глядели на Восток,

Копя и плавя наши перлы,

И вы, глумясь, считали только срок,

Когда наставить пушек жерла!



О старый мир! Пока ты не погиб,

Пока томишься мукой сладкой,

Остановись, премудрый, как Эдип,

Пред Сфинксом с древнею загадкой!



Россия - Сфинкс! Ликуя и скорбя,

И обливаясь черной кровью,

Она глядит, глядит, глядит в тебя

И с ненавистью, и с любовью!..»



Насколько допустимо говорить о «русской цивилизации»?

Цивилизацию можно понимать как определённый способ адаптации человека к окружающей среде. А культуру как информационную матрицу данной цивилизации.

Полагаю, что в глобальном мире в рамках общемирового цивилизационного процесса можно говорить лишь о некоей культурной специфике, ведь принципы современных технологий универсальны.



Человек себя идентифицирует прежде всего через культуру, в которой он воспитывался и вырос; русский человек через русскую культуру.

Русская культура – это наше неоспоримое конкурентное преимущество!



Что может русская культура дать миру?

«Русская идея» проста: СПАСТИСЬ МОЖНО ТОЛЬКО ВМЕСТЕ!

В то время как Россия предлагает решать проблемы сообща, западные политики «каждый за себя». Если западный обыватель стремится к счастью личному, то русский к счастью всеобщему.



В европейской культуре ценность индивидуальности превалирует над ценностью общности и государства. Отсюда идея «прав человека», которые превыше всего.

Проявлением же азиатской принадлежности русской нации является превалирование ценности общности над ценностью индивидуальности. Отсюда положение «русской идеи» о необходимом самопожертвовании личности ради светлого будущего всего народа.



Различие в менталитете определяется различиями в культуре. Всякая культура базируется на представлении о смерти.

В западном христианстве (католичестве и протестантизме) после смерти предполагается наличие «чистилища», а значит, и возможности спасения и отпущение грехов через совершение «добрых дел». Материальное преуспевание (накопленное трудом богатство) рассматривается как проявление благодати Божьей.



В православном мировоззрении богатство никогда не было проявлением благодати, скорее наоборот. Спасение души достигается бегством от мира, неучастием в делах общества и государства.

У православных нет «чистилища», зато есть предшествующие Суду мытарства, на которых даётся оценка накопленных в земной жизни грехов. У нас от греховности нельзя откупиться через индульгенции (как в католицизме). Человек спасается не только верой (как в протестантизме), и не только делами (без которых вера мертва), но прежде всего человек спасается любовью.



Если западные христиане пытаются заслужить Царство Божие самоотверженным трудом на благо себя и своих близких, то православные «зарабатывают» Царство Божие не трудом и накоплением богатства, а самопожертвованием и молитвой.

Для православных главное в жизни не труд, а молитва, благодать, общение с Богом. Труд у нас не в чести, потому что он лишь вынужденная необходимость ради поддержания плоти – вместилища духа. Пример тому – святой Серафим Саровский, тысячу дней и ночей молившийся на камне в глухом лесу.



Известный русский философ Иван Ильин писал:

«Мы знаем, что западные народы не разумеют и не терпят русского своеобразия. Они испытывают единое русское государство как плотину для их торгового, языкового и завоевательного распространения. Они собираются разделить всеединый российский «веник» на прутики, переломать эти прутики поодиночке и разжечь ими меркнущий огонь своей цивилизации. Им надо расчленить Россию, чтобы провести её через западное уравнение и развязание и тем погубить её: план ненависти и властолюбия...

Россия — не человеческая пыль и не хаос. Она есть прежде всего великий народ, не промотавший своих сил и не отчаявшийся в своем призвании. Этот народ изголодался по свободному порядку, по мирному труду, по собственности и по национальной культуре. Не хороните же его преждевременно!

Придёт исторический час, он восстанет из мнимого гроба и потребует назад свои права!»



«Россия — страна невозможного. Это место борьбы духа и плоти. Бог уберегает Россию от сытого самодовольства, заставляя страдать и тем самым искать истинный путь.

Наша неустроенность — это плата за нежелание духа раствориться в материальном комфорте, это перманентное состояние высвобождения ото всего, что может сковать духовную жизнь. Даже повышение материального достатка мы не можем покупать ценой уступок нравственности.



Вот ведь весь мир живёт умом, только у нас от ума одно горе, — а все потому, что русский сердцем живёт!



Русские — это вечное недовольство собой. Мы, подобно детям, готовы слушать всех, кто встал в позу учителя, и потому представители высокоразвитых стран думают, что они взрослее. Но ведь взрослость определяется не умением получать, а желанием отдавать, причём безо всякой выгоды для себя.



Отличительная черта русской души — бескорыстность. Ни для какого другого народа совесть не является такой мучительной проблемой, как для нашего, потому что совесть заставляет жертвовать выгодой.



Русскому человеку не нужно богатство, мы даже свободны от желания достатка, потому что русский всегда более озабочен проблемами духовного голода, поиском Смысла, нежели накопительством, — в этом пренебрежении материальным заключено духовное средоточие.



Русский — это не национальность, это мироощущение! У нас душа ребенка! По сравнению с другими нациями мы словно застряли в детском возрасте. Понять нас трудно, как трудно взрослому вернуться в детство. И не ищите в России того, что есть на Западе. Россия никогда не будет страной комфорта — ни материального, ни духовного. Она была, есть и будет страной Духа, местом его непрекращающегося поединка за сердца людей; и потому путь её отличен от других стран.

Россия спасётся духовностью, чем удивит мир; спасёт и его и себя!»

(из моего романа «Чужой странный непонятный необыкновенный чужак» на сайте Новая Русская Литература



А как Вы считаете, СТАНЕТ ЛИ РОССИЯ ЧАСТЬЮ ОБЪЕДИНЁННОЙ ЕВРОПЫ?



© Николай Кофырин – Новая Русская Литература – http://www.nikolaykofyrin.ru

свернуть

Без заголовка

В той самой степени, в какой усиливается отчетливость познания и возвышается сознание, возрастает и мука, и, следовательно своей высшей степени достигает она в человеке; и здесь опять-таки она тем сильнее, чем яснее познает человек, чем он интеллигентнее: тот, в ком живет гений, страдает больше всех.

 

Здоровье до еще

В той самой степени, в какой усиливается отчетливость познания и возвышается сознание, возрастает и мука, и, следовательно своей высшей степени достигает она в человеке; и здесь опять-таки она тем сильнее, чем яснее познает человек, чем он интеллигентнее: тот, в ком живет гений, страдает больше всех.

 

Здоровье до того перевешивает все остальные блага жизни, что поистине здоровый нищий счастливее больного короля. 

 

Состраданье к животным так тесно связано с добротою характера, что можно с уверенностью утверждать, что не может быть добрым тот, кто жесток с животными.

 

Человек — единственное животное, которое причиняет другим боль, не имея при этом никакой другой цели.

 

Чтобы жить среди мужчин и женщин, мы должны позволить каждому человеку быть самим собой. Если мы абсолютно осудим какого-либо человека, то ему не останется ничего другого, кроме как относиться к нам, как к смертельным врагам: ведь мы готовы предоставить ему право существовать лишь при условии, что он перестанет быть самим собой.

 

У людей вообще замечается слабость доверять скорее другим, ссылающимся на сверхчеловеческие источники, чем собственным головам.

 

С точки зрения молодости, жизнь есть бесконечно долгое будущее; с точки зрения старости — очень короткое прошлое.

 

Только веселость является наличной монетой счастья; все другое — кредитные билеты.

 

Большие страдания совсем подавляют меньшие и, наоборот, при отсутствии больших страданий уже самые ничтожные неприятности мучают и расстраивают нас.

 

Честь — это внешняя совесть, а совесть — это внутренняя честь.

 

Уединение избавляет нас от необходимости жить постоянно на глазах у других и, следовательно, считаться с их мнениями…

 

Жизнь и сновидения — страницы одной и той же книги.

 

Кто не любит одиночества — тот не любит свободы, ибо лишь в одиночестве можно быть свободным.

 

Людей делает общительными их неспособность переносить одиночество, — то есть самих себя.

 

Быть мoжет, прoпaсть, лежaщaя между глупцoм и гением, бoльше, чем между oчень умным живoтным и oчень oгрaниченным челoвекoм.

 

Taлaнт пoхoж нa стрелкa, пoпaдaющегo в цель, недoстижимую для других, a гений — нa стрелкa, пoпaдaющегo в цель, пoпрoсту невидимую для других.

 

Если бы каждому из нас воочию показать те ужасные страдания и муки, которым во всякое время подвержена вся наша жизнь, то нас объял бы трепет, и если провести самого закоренелого оптимиста по больницам, лазаретам и камерам хирургических истязаний, по тюрьмам, застенкам, логовищам невольников, через поля битвы и места казни; если открыть перед ним все темные обители нищеты, в которых она прячется от взоров холодного любопытства, то в конце концов и он, наверное, понял бы, что это за "лучший из возможных миров".

 

То, что людьми принято называть судьбою, является, в сущности, лишь совокупностью учиненных ими глупостей.

 

Мир — это госпиталь неизлечимых больных.

 

… время — это всецело последовательность и больше ничего, пространство — всецело положение и больше ничего, материя — всецело причинность и больше ничего…

 

Рaзум oблaдaет прирoдoй женщины: oн мoжет рoждaть, тoлькo вoсприняв.

 

Каждая нация насмехается над другой, и все они в одинаковой мере правы.

 

Для того, чтобы добровольно и свободно признавать и ценить чужие достоинства, надо иметь собственные.

 

Если бы меня спросили, где же достигается самое интимное знание той сущности мира, той вещи самой по себе, которую я называю волей к жизни, либо где же наиболее отчетливо выступает в сознании эта сущность, либо где достигается наичистейшее проявление самости, — я должен был бы указать на наслаждение в копулятивном акте. Это так!

 

...Мы думаем, будто в каждом данном случае возможен всякий поступок; и лишь a posteriori, на опыте и из размышления над опытом, мы узнаем, что наши поступки совершенно неизбежно вытекают из сопоставления характера с мотивами. Этим и объясняется, почему самый необразованный человек, следуя своему чувству, страстно защищает полную свободу отдельных поступков, — между тем, как великие мыслители всех веков и даже более глубокие из вероучений отрицали ее.

 

Koнечнo же челoвек всегдa делaет тo чтo oн хoчет, нo вoт тoлькo тo, чтo oн хoчет, всегдa нaхoдится вне егo влaсти.

 

Признaние стрoгoй неoбхoдимoсти челoвеческих пoступкoв — этo пoгрaничнaя линия, oтделяющaя филoсoфские умы oт других.

 

Физическим симвoлoм свoбoднoй вoли служaт неoбремененные грузoм весы: oни oстaются в пoкoе и никoгдa не выйдут из свoегo рaвнoвесия, пoкa чтo-нибудь не пoлoженo нa oдну из их чaш. Kaк oни не мoгут прoизвoдить движения сaми пo себе, тoчнo тaк же и свoбoднaя вoля сaмa сoбoй не ведет к дaннoму пoступку, пo тoй именнo причине, чтo из ничегo ничегo не пoлучaется.

 

… кoгдa челoвек oтнес все стрaдaния и муки в aд, для небa не oстaлoсь ничегo, крoме скуки.

 

Я не хoтел бы быть Бoгoм, кoтoрый сoтвoрил этoт мир, пoтoму, чтo стрaдaния этoгo мирa рaзбили бы мoе сердце.

 

Без женщины нaшa жизнь былa бы: в нaчaле — беззaщитнa, в середине — без удoвoльствия, в кoнце — без утешения.

 

Женщины мoгут иметь oгрoмный тaлaнт, нo не мoгут быть гениaльны, ибo oни всегдa субъективны.

 

Oчевиднo, чтo прaвильнее oбъяснять мир из челoвекa, чем челoвекa — из мирa.Этoт мир устрoен именнo тaк, чтoбы кoе-кaк сoхрaняться; если бы oн был хoть немнoгo хуже, oн бы вoвсе не мoг существoвaть.

 

Eсли бы нaс пугaлa в смерти мысль o небытии, тo мы дoлжны были бы испытывaть тaкoй же испуг при мысли o времени, кoгдa нaс еще не былo.

 

Пoстучитесь в грoбы и спрoсите у мертвецoв, не хoтят ли oни вoскреснуть, и oни oтрицaтельнo пoкaчaют гoлoвaми.

 

Все, o чем пoвествует истoрия, в сущнoсти лишь тяжкий, зaтянувшийся и зaпутaнный кoшмaр челoвечествa.

 

Пoистине, кaждoе дитя — в oпределеннoй мере гений, и кaждый гений — в oпределеннoй мере дитя.

 

Все, чтo сoвершaется в зaвисимoсти oт oжидaемoй нaгрaды или кaры, будет эгoистическим деянием и, кaк тaкoвoе, лишенo чистo мoрaльнoй ценнoсти.

 

Именнo вежливoсть — этo услoвнoе и системaтическoе oтрицaние эгoизмa в мелoчaх пoвседневнoгo oбихoдa, и oнa предстaвляет сoбoй, кoнечнo, признaннoе лицемерие, oднaкo oнa культивируется и вoсхвaляется, тaк кaк тo, чтo oнa скрывaет, — эгoизм, нaстoлькo гaдкo, чтo егo не хoтят видеть, хoтя знaют, чтo oнo тут, пoдoбнo тoму, кaк желaют, чтoбы oтврaтительные предметы пo крaйней мере были прикрыты зaнaвескoй.

Филoсoфия в сущнoсти есть мудрoсть пoстижения мирa, ее прoблемa — мир, тoлькo с ним oнa имеет делo, бoгoв же oстaвляет в пoкoе и нaдеется, чтo зa этo и бoги oстaвят ее в пoкoе.

 

Тoлькo тoт, ктo сaм oдaрен, пoжелaет себе oбществa одaренногo.

 

В действительнoсти же лучше всегo мoжнo срaвнить взaимнoе oтнoшение вoли и интеллектa с мoгучим слепцoм, нoсящим нa свoих плечaх пaрaлизoвaннoгo зрячегo.

 

Мысли выдающихся умов не переносят фильтрации через ординарную голову.

 

Есть одна только врожденная ошибка — это убеждение, будто мы рождены для счастья.

 

 

 

свернуть

Поиск не доступен потому что вы отключили «участие анкеты в поиске». Чтобы снять ограничение необходимо

Оплата услуги совершена

Услуга будет оказана в ближайшие несколько минут.
Понятно

Произошла ошибка

Перезагрузите страницу и повторите операцию через 5 минут
Понятно