В браузере выключен JavaScript. Пожалуйста, включите его. Как это сделать.

Поиск по тегам

Например: счастье, жизнь

Все записи, содержащие тег кефир

Без заголовка



Понедельник... очередной... просто физически чувствую как ускоряется и истончается время...



Очередной понедельник, просвистевший в ряду множества уже ушедших и еще не пришедших понедельников... Самый обычный рядовой понедельник, но ведь это уникальный понедельник – именно этого понедельника не было никогда и никогда уже не будет! Были и (возможно) будут еще еще



Понедельник... очередной... просто физически чувствую как ускоряется и истончается время...



Очередной понедельник, просвистевший в ряду множества уже ушедших и еще не пришедших понедельников... Самый обычный рядовой понедельник, но ведь это уникальный понедельник – именно этого понедельника не было никогда и никогда уже не будет! Были и (возможно) будут еще такие же, но не этот - родился серым поздним рассветом, промелькнул сереньким незаметным днем и умер ранними и такими же серыми сумерками... и он был вот таким вот, неразличимым в ряду подобных, но, единственным ИМЕННО ТАКИМ понедельником моей жизни!



Время ускорилось до невозможности различать и ощущать в нем собственную жизнь - куда делся этот понедельник?...а прошлая неделя?...а весь прошлый год?...и чем он отличался от позапрошлого?

Время с маниакальным упорством уходит, стекает сквозь сжатые пальцы – не удержать, не замедлить, не остановить ни на миг...



Недавно поймал себя на том, что замечаю стремительную текучесть времени – собственную жизнь другими словами - только по неким меткам: покупаешь, например, кефир, срок годности которого истекает через две недели и когда проходишь мимо молочных стеллажей во все последующие разы, прекрасно помнишь, что кефир у тебя уже есть... но когда достаешь его из холодильника, с целью выпить, вдруг с полным недоумением видишь, что срок годности истек еще полтора месяца назад... и вот если бы не эта метка - стаканчик просроченного кефира с датой на крышечке, -то совершенно не заметил бы этих двух, совершенно неизвестно куда ушедших месяцев...



Время для меня крайне истончилось, я не могу думать о будущем, не могу планировать даже следующий день – время накатывает, проползает по жизни (днями, сутками, неделями, месяцами) и откатывает, растаскивая всё по своим, только им - временем - предопределённым местам.



Женщины чувствуют время иначе... для них оно растяжимо и почти безгранично... Для женщины всё всегда ещё в будущем, всё всегда ещё может случиться – все лучшее ещё впереди, непременно должно случиться нечто эдакое необыкновенное... Женщина никогда не сомневается в том, что ещё можно успеть не только что-то выстроить, но и жить в этом новом бесконечно долго... Или они просто никогда не задумываются о скоротечности, до почти полной эфемерности, бытия?





(рассуждение чисто философское, ничего личного – с психикой и душевным состоянием у меня все в порядке, т.ч. соболезнования преждевременны и крайне неуместны... кому эта тема интересна, давайте просто поговорим)



свернуть

Для храбрых.

НЕДЕЛЯ ИЗ ЖИЗНИ ЖЕНСКОГО ЖЕЛУДКА.ПОНЕДЕЛЬНИК. Утро. Так-ак… Оделась, вышла из дома и потащилась на работу. А завтракать кто будет? Где моя каша?! Ага, давай, покури еще… А вот я тебе сейчас кульбитик! Опа! Плохо, да? Нечего курить на голодный желудок. Что происходит воооще?! День. Ну все ясно, в субботу ей еще
НЕДЕЛЯ ИЗ ЖИЗНИ ЖЕНСКОГО ЖЕЛУДКА.ПОНЕДЕЛЬНИК. Утро. Так-ак… Оделась, вышла из дома и потащилась на работу. А завтракать кто будет? Где моя каша?! Ага, давай, покури еще… А вот я тебе сейчас кульбитик! Опа! Плохо, да? Нечего курить на голодный желудок. Что происходит воооще?! День. Ну все ясно, в субботу ей показалось, что у нее целлюлит и с понедельника мы на диете. Блин! А меня кто-нибудь спросил вооще?! Ну нет, я тебе не чёлка, со мной такие эксперименты не пройдут! Включаем среднее бурление. Эээ… нет уж, красавица, засунь свой кефирчик себе знаешь куда! Усиливаем бурление, добавляем звуковых эффектов, готовимся к показательным кульбитам. Вечер. ЖРАТЬ ХОЧУ!!! ХОЧУ ЖРА-АТЬ! ДАЙТЕ ЕДЫ! Я ТРЕБУЮ СВИНУЮ ОТБИВНУЮ!!! ЖРААААААТЬ!!! Ночь. Хрен тебе, а не сон! Не заткнусь, сама дура – я голодный. Есть хочу, понимаешь?! Мне до твоей диеты фиолетово. Я. Хочу. Есть. Ну давай, ага, попробуй заснуть! Борщику бы сейчас, со сметанкой…. ВТОРНИК. Утро. Та-а-ак!.. Продолжаем мучить меня, да? Я опять без каши, да? Твой капустный листик пищевод с голодухи переварил, до меня даже не дошло ничего! Блин, ну и дура мне досталась! Всю ночь завидовал желудку Натальи Крачковской… День. Силы мои на исходе, посылаю импульсы в мозг, мозг посылает эти импульсы в задницу… из задницы еще так просто никто не возвращался. Блин, что же делать? Кефир опять. НЕ ЛЮБЛЮ КЕФИР!!! Вечер. Бурлю из последних сил – не обращает на меня внимания, гадина… Ночь. А еще вкусно, если молодую картошечку обжарить в сливочном масле… с корочкой золотистой… и со сметанкой… или вот, грибы. Очень вкусно можно пожарить… бурлл… СРЕДА. Утро. Перепало чуть-чуть салата – растет же на земле такая дрянь!.. Стал забывать вкус каши – что-то нежное, теплое, обволакивающее…бу-урллл… День. Ура!! Кефирчик! Кефирчик! Еще хочу, не отнимай, ааааа! ЕЩЕ КЕФИРУ!!! Вечер. От меня ничего не осталось – надо мной ржут органы малого таза. Я ссохся, сжался! Еле переварил две редиски, теряю квалификацию. Ночь. Вот, помню, когда мы жили у родителей, каждый вечер на ужин суп был! И салат. И второе с мясным гарниром – мы с папиным желудком в два голоса журчали от удовольствия… Эх, и чего тебя понесло в самостоятельную жизнь?!. ЧЕТВЕРГ Утро. Хоть бы не курила! Прости, дорогая, это я непроизвольно – ну да ничего, я ж пустой, так что потошнит и отпустит… А где положенный мне салат?! ГДЕ САЛАТ?! Беспредел… День. Здорово, кефир! Надо тебя помедленнее переваривать, а то сиди тут потом до завтра один, как дурак. Вечер. Разговаривал с кишечником – они там тоже все в шоке, говорят, что запасы на исходе. Нельзя же так - последнее отбирать! Ой,ой, осторожнее! Такие большие сливы – и все мне?! Блин, все, пошел переваривать! Ночь. Эти дувацкие сливы – фсе никак не допевевавиваю их, замучився весь!.. Простите ребята, отправляю вам, что могу – вы уж там дальше сами с ними разбирайтесь, вас там 8 метров, а я один… ПЯТНИЦА. Раннее утро. Сидим в сортире, провожаем сливы. Утро. С ума сойти! Я получил йогурт! Может сливы вправили ей мозги?! Почаще бы! Вот бы на обед картошечки! С курицей… Обед. Кефир. И родина щедро поила тебя желудочным соком … Вечер. Сидим в ресторане с мужиком каким-то и нюхаем чужую еду. Ну. Давай же! Закажи себе чего-нибудь! Мы всю неделю не жрали… Тихо! Он ей сказал, что она сильно похудела! Что ей надо питаться! Что она отлично выглядит! Ну?! Ай, умничка! Ай, да мужчина!!! Есть! Проняло! Сейчас я буду жрать!!! Поздний вечер. Нууу.. бурлл… чтто-то во мне понамешшшл-ла… Эт-то у нас ч-что? Грибы…а эта… ик! Мартини… бу-бурллл…о, водочка… уважаю… Как же хорошо, братцы! Заткнись, печень, всссе под контролем!.. Ночь. Прощайте, грибочки! Водочка, прощай! Картошечка!... Чтоб ты подавился, Ихтиантдр! Как подумаю, сколько добра пропадает… О, минералочка, заходи… мы как раз на диете. свернуть

Рождественская история

   История эта случилась давным-давно в одной из стран Центральной Европы. В какой - не важно. Почему же не у нас, спросите вы. Отвечаю: так получилось. Зато главным героем в ней будет вполне себе отечественный Иван-дурак. Ну, Иван – не Иван, но дурак – однозначно. Ибо, еще

   История эта случилась давным-давно в одной из стран Центральной Европы. В какой - не важно. Почему же не у нас, спросите вы. Отвечаю: так получилось. Зато главным героем в ней будет вполне себе отечественный Иван-дурак. Ну, Иван – не Иван, но дурак – однозначно. Ибо, хоть и был я тогда ещё вполне себе добрым молодцем – умным меня, после произошедшего, назвать язык не повернётся.

 

   Так вот: небольшая деревушка в одной из европейских стран, время – рождественская ночь. А я, военнослужащий в звании рядового Советской тогда ещё Армии, выполняю почётную миссию по охране местного магазина. С двух ночи и до утра. Морозец градусов десять примерно. А солдатские шинель да сапоги для таких температур не предназначены. Так что мёрзну. Ужин был в семь вечера, поэтому сытым я себя тоже, мягко говоря, не ощущаю. Но это всё ерунда, вытерпеть можно. Хуже всего то, что рядом со мной витрина этого магазина. А магазин-то продуктовый. И на витрине этой лежит семнадцать видов колбас. Ну, не только они, конечно – там и сыры были, и рыбки всяческие, и птички, и фрукты, и баночки красивые с разными вкусностями, и бутылки всевозможные и заманчивые, но колбасы мне почему-то особенно в душу запали. Красиво так лежат – просто взгляд не оторвать.

 

   А завтрак у меня будет аж в семь утра, да и то: после этого натюрморта мёрзлая картошка и небритое тушёное сало не вдохновляют совершенно. То есть голод ими утолить вполне можно, но  возникшую в душе тягу к прекрасному – никак. И это бы ещё не беда, но в окнах окрестных домов цветные огоньки мигают, ёлочки наряженные видно: праздник у людей. Музыка. Запахи иногда доносятся. Смех. А я бдю тут, понимаешь, голодный, холодный и несчастный. И никакого праздника…

 

   Третьим по значимости вопросом, поднятым отечественной словесностью, после "что делать?" и "кто виноват?" я всегда почитал раскольниковский: "тварь я дрожащая или право имею?" И ответ выходил очень для моего самолюбия не лестный. Именно нежелание этой самой тварью себя ощущать толкнуло меня на скользкий путь преступления. Дело в том, что сзади магазина была подсобка, огороженная стальной решёткой. Пролезть, конечно, не пролезешь...

 

   Через десять минут я вооружился двухметровой палкой, имевшей на конце подобие крюка. Колбасы в этом месте никто, понятно, не хранил, но один пластмассовый ящик мне удалось подтянуть вплотную к решётке. Но в нём, к большому моему разочарованию, оказался кефир. Остальные ящики стояли высокими штабелями, их я двигать не рискнул. Пришлось довольствоваться тем, что есть. Дело же, в конце концов, было не в голоде, а в принципе. А доказать себе, что "право имею" можно и кефиром. И я доказал. А бутылки были литровые. И выпил я две, чтобы уж наверняка не тварь. И стал наслаждаться возросшей самооценкой.

 

   В те далёкие времена йогуртов со сроком хранения три года ещё не придумали. Даже в Европе. Или стеснялись их делать. Все молочные продукты были вполне себе живые, и, как оказалось, очень и очень энергичные. Через пятнадцать минут я понял, что меня переполняют не только положительные эмоции, а нечто куда более материальное.

 

  Когда-то мне на глаза попался тезис, запомнившийся надолго: принцессы не какают. Их тонкая душевная организация не переносит, видите ли, столкновения с грубой физиологией. Так что если Вы, вдруг, принцесса - то вам лучше прекратить чтение и послушать Киркорова, например. Во избежание психологической травмы и для восстановления внутреннего равновесия.

 

   Прочим моим читателям честно признаюсь: я, как выяснилось, отнюдь не принцесса. Отогревшаяся в пустом желудке кефирная закваска дала эффект, о котором современная породистая активиа регуларис не может даже мечтать. Это была дикая и разнузданная вакханалия перистальтики! Её абсолютное торжество! Её триумф над сознанием, чувствами, Ф.М. Достоевским и его глупыми вопросами! Вообще надо всем!

 

   На протяжении двух следующих часов я если и принимал вертикальное положение, приличествующее бойцу славной Советской Армии, охраняющему достижения братского народа на поприще пищевой промышленности, то только за тем, чтобы замести снегом следы одного преступления и, отойдя на два метра в сторону, совершить следующее.

 

   Боюсь, что дети, жившие в этой деревне, не дождались в тот год подарков в заботливо развешенные полосатые носки: олени, везшие Санта Клауса принимались истерически хохотать, увидев перебегающую в полуприседе от сугроба к сугробу фигуру в спущенных штанах и подоткнутой шинели с гордой надписью СА на погонах. Так что сани переворачивались и мешки с подарками летели в сугробы. Рафинированный европейский Санта матерился, как последний извозчик, щёлкал кнутом, но так и не мог довезти свой праздничный груз до каминных труб домов, в окнах которых ещё мигали разноцветные огоньки, звучал смех и играла весёлая музыка.

 

   Время лечит. И не только душевные раны - запасы неправедного кефира в организме тоже, в конце концов, иссякли. Для полноты картины не могу не заметить при этом, что снег, при использовании в качестве туалетной бумаги, имел только один плюс: его было много. По прочим же потребительским свойствам я бы смело поставил его в один ряд с бумагой наждачной. Так что после изгнания из организма молочных продуктов болел у меня не только живот. Да и вообще пребывал я в таком печальном состоянии, что обозвать меня дрожащей тварью можно было только в виде большого и незаслуженного комплимента.

 

   Как я провёл последние два часа этого достопамятного дежурства - не помню. Перед самым рассветом к магазину подъехал грузовичок, водитель, сверяясь с какой-то бумагой, выгрузил из кузова несколько ящиков всё тех же пресловутых молпродуктов, аккуратно сложил их около дверей и подошёл ко мне. Нормально поговорить из-за языкового барьера мы не могли, но он, должно быть, увидел, что со мной что-то не так. Он вернулся к машине, достал из кабины пачку творога и бутылку кефира и протянул мне - подкрепись мол. От кефира я, как и подобает солдату великой державы, гордо отказался. А творог взял. Отнёс ребятам в казарму. Не знаю как сейчас, а тогда в солдатском рационе из молочного было только масло.

 

   С тех пор и с кефиром, и с Рождеством у меня сложные взаимоотношения. По отдельности эти два события в моей жизни иногда присутствуют, но я их стараюсь не смешивать. Так что, если вам вдруг взбредёт в голову фантазия пригласить меня на новогодне-рождественское застолье, я знаю массу других напитков, для этого случая более подходящих. Которых не оказалось, к сожалению, в подсобке продовольственного магазине в одной деревушке, расположенной где-то в Центральной Европе.

свернуть

О! О! О! вкусно...

После многочисленных экспериментов наконец-то нашла замечательный рецепт: 0,5 л кефира подогреть до 35-40 градусов, всыпать 1 ч.л. соды - запузырится и поднимется; через пару минут добавить щепотку соли и сколько душе угодно сахара; ввести 400 г муки или чуть меньше - 380, тесту нужно пальчиком помогать сползать еще

После многочисленных экспериментов наконец-то нашла замечательный рецепт: 0,5 л кефира подогреть до 35-40 градусов, всыпать 1 ч.л. соды - запузырится и поднимется; через пару минут добавить щепотку соли и сколько душе угодно сахара; ввести 400 г муки или чуть меньше - 380, тесту нужно пальчиком помогать сползать с ложки, вымесить, оставить на час. Разогреть сковороду, налить немного растительного масла, выложить столовой ложкой оладьи и убавить огонь до ниже среднего. Жарить, пока верх станет матовым и с пузырьками, перевернуть, доготовить до румяности. Масло подливать понемногу, чуть-чуть. Только в этом случае оладьи получатся высокими, пышными, упругими, дырчатыми внутри, вкусными и мягкими даже на следующий день, если, конечно, останутся. Из этого количества продуктов получается 15 оладьев. 



Приятного аппетита!

свернуть

Поиск не доступен потому что вы отключили «участие анкеты в поиске». Чтобы снять ограничение необходимо

Оплата услуги совершена

Услуга будет оказана в ближайшие несколько минут.
Понятно

Произошла ошибка

Перезагрузите страницу и повторите операцию через 5 минут
Понятно