В браузере выключен JavaScript. Пожалуйста, включите его. Как это сделать.

Поиск по тегам

Например: счастье, мамба

Все записи, содержащие тег классика

Про блондинку...

Дачу я нанял, по совету одного приятеля, у Софьи Павловны Книгиной, отдававшей у себя на даче лишнюю комнату со столом, мебелью и прочими удобствами. Наем дачи совершился скорее, чем мог я думать. Приехав в Перерву и отыскав дачу Книгиной, я взошел, помню, на террасу и… сконфузился. Терраска была уютна, мила еще

Дачу я нанял, по совету одного приятеля, у Софьи Павловны Книгиной, отдававшей у себя на даче лишнюю комнату со столом, мебелью и прочими удобствами. Наем дачи совершился скорее, чем мог я думать. Приехав в Перерву и отыскав дачу Книгиной, я взошел, помню, на террасу и… сконфузился. Терраска была уютна, мила и восхитительна, но еще милее и (позвольте так выразиться) уютнее была молодая полная дамочка, сидевшая за столом на террасе и пившая чай.



Есть порода женщин (чаще всего блондинок), с которыми достаточно посидеть две-три минуты, чтобы вы почувствовали себя, как дома, словно вы давным-давно знакомы. Такой именно была и Софья Павловна. Выпивая первый стакан, я уже знал, что она не замужем, живет на проценты с капитала и ждет к себе в гости тетю; я знал причины, какие побудили Софью Павловну отдать одну комнату внаймы. Во-первых, платить сто двадцать рублей за дачу для одной тяжело и, во-вторых, как-то жутко: вдруг вор заберется ночью или днем войдет страшный мужик! И ничего нет предосудительного, если в угловой комнате будет жить какая-нибудь одинокая дама или мужчина.



В одиннадцать шел к хозяйке поздравить ее с добрым утром и пил у нее кофе с жирными, топлеными сливками. От кофе до обеда болтали. В два часа обед, но что за обед! Представьте себе, что вы, голодный, как собака, садитесь за стол, хватаете большую рюмку листовки и закусываете горячей солониной с хреном. Затем представьте себе окрошку или зеленые щи со сметаной и т. д. и т. д. После обеда безмятежное лежанье, чтение романа и ежеминутное вскакивание, так как хозяйка то и дело мелькает около двери — и «лежите! лежите!»… Потом купанье. Вечером до глубокой ночи прогулка с Софьей Павловной… Представьте себе, что в вечерний час, когда всё спит, кроме соловья да изредка вскрикивающей цапли, когда слабо дышащий ветерок еле-еле доносит до вас шум далекого поезда, вы гуляете в роще или по насыпи железной дороги с полной блондиночкой, которая кокетливо пожимается от вечерней прохлады и то и дело поворачивает к вам бледное от луны личико… Ужасно хорошо!Не прошло и недели, как случилось то, чего вы давно уже ждете от меня, читатель, и без чего не обходится ни один порядочный рассказ… Я не устоял



РАСЧЕТ



Соня порылась в ящичке, достала оттуда бумажку и подала ее мне.



— Это счет? — спросил я. — Ну, вот и отлично… и отлично… (я надел очки) расквитаемся и ладно… (я пробежал счет). Итого… Постой, что же это? Итого… Да это не то, Соня! Здесь «итого 212 р. 44 к.». Это не мой счет!



— Твой, Дудочка! Ты погляди!



— Но… откуда же столько? За дачу и стол 25 р. — согласен… За прислугу 3 р. — ну, пусть, и на это согласен…



— Я не понимаю, Дудочка, — сказала протяжно хозяйка, взглянув на меня удивленно, заплаканными глазами. — Неужели ты мне не веришь? Сочти в таком случае! Листовку ты пил… не могла же я подавать тебе к обеду водки за ту же цену! Сливки к чаю и кофе… потом клубника, огурцы, вишни… Насчет кофе тоже… Ведь ты не договаривался пить его, а пил каждый день! Впрочем, всё это такие пустяки, что я, изволь, могу сбросить тебе 12 руб. Пусть останется только 200.



— Но… тут поставлено 75 руб. и не обозначено за что… За что это?



— Как за что? Вот это мило! (с) А.П.Чехов

свернуть

анна на шее

Эпиграф

Чтобы не совершила женщина, нет никаких оснований осуждать ее более жестоко, чем проступок обычного человека.

* * *

Я не совсем понимаю, почему  неоднократно возвращаюсь мыслями к роману "Анна Каренина" и , вообще, могу ли я, как женщина, протестовать против творческого замысла художника такого уровня, как Лев Толстой. еще

Эпиграф

Чтобы не совершила женщина, нет никаких оснований осуждать ее более жестоко, чем проступок обычного человека.

* * *

Я не совсем понимаю, почему  неоднократно возвращаюсь мыслями к роману "Анна Каренина" и , вообще, могу ли я, как женщина, протестовать против творческого замысла художника такого уровня, как Лев Толстой. С другой стороны, я еще не встретила, по крайней мере в русской литературе, такого бесжалостного отношения к женщине, как у Л.Толстого. В русской литературе может быть Толстой и занимает  трон Льва, как царя всея писателей, но Бунин, Куприн, Достоевский, Лермонтов, Тургенев и  писательский бог Пушкин не позволили себе ни при каких литературных  обстоятельствах так унизить русскую женщину.

* * *

Так кто же она - Анна Каренина?

Лев Толстой любил в свободное время почитывать газеты, особенно раздел " криминальные происшествия", где он однажды случайно обнаружил такое сообщение "под поезд бросилась аристократка Пирогова и это был не несчастный случай, а самоубийство".

Граф Лев Толстой, как представитель высшей российской аристократии, хорошо знал внутреннюю жизнь этой закрытой от посторонних глаз касты. В своем романе, несмотря на серьезный цензурный надзор, Толстой прямо говорит о том, что в аристократической среде того времени было даже модно иметь любовника или любовницу.  Все таинственно шушукались , страстно сплетничали, в общем, жизнь кипела, как котел паровоза. И Лев Толстой решил подбросить уголька .....и поезд русской литературы тронулся.

* * *

На сером перроне неожиданно появляется яркая, грациозная Анна Каренина  «....Она была очень красива, не по тому изяществу и скромной грации, которые видны были во всей ее фигуре, но потому, что в выражении миловидного лица  было что-то особенно ласковое и нежное.  Блестящие, казавшиеся темными от густых ресниц, дружелюбные серые глаза .... Как будто избыток чего-то так переполнял ее существо, что мимо ее воли выражался то в блеске взгляда, то в чуть заметной улыбке...»Она была воплощением высшей золотой пробы всего аристократичного и целомудренного. Почти святая : любящая и обязательная мать, непорочная (ни одного любовника - никаких сплетен), с богатым поэтическим внутренним миром, рачительная хозяйка ритуальных обедов и приемов. Она  открыто общается со своим супругом, которого чтит и уважает.  Каренина -  чистое воплощение бессмертной фразы Достоевского "Красота спасет мир".

* * *

Отступление

Немногие знают, что Л.Толстой был ярым противников этой достоевщины. Толстой становился на путь своего нового евангелия, где красота является источником греха и разрушения. Лишь добрые дела могут служить спасению. Лев Толстой лично объявляет своей жене Софье, что отныне сексуальная близость между ними будет осуществляться не ради удовольствия, а исключительно для зачатия ребенка. В результате многострадальная Софья получила в общей сложности 13 лет беременности.

* * *

Продолжение

На сером перроне романа Толстой помещает красавца аристократа Вронского. Золоченая молодежь Петербурга.  Страшно богат, красив, образован и очень умен. Казалось бы, встретились две красоты и мир должен быть спасенным дважды, но пришлось трижды перекреститься - между ними пробежал паровоз страсти.

Толстой, как пророк, провоглашает в аристократической пустыне, что не может быть счастья вне брака даже у тех избранных, кто является самой красотой.

* * *

Пламя страсти слизало их с подмостков обычной жизни. Вот она настоящая жизнь! - думали два красивых человека. - Прочь сомнения, обязательства, приличия, условности, традиции - все к черту! А надо бы к богу - злорадно подумал Толстой. Новоявленный евангелист Толстой мог бы Анну Каренину явить Вронскому, как Магдалину, а не как Марию. Но получилось еще хуже. Он превращает невинную Анну в падшую женщину. Анна открыто говорит о разрыве своему супругу, отказывается от любимого сына и уезжает с Вронским в Европу.

* * *

Покинув одну сторону реальности, Анна погружается в зеркальное ее отражение - граф Вронский, новорожденная дочь, уютная жизнь с любимым человеком. Через некоторое время, когда зазеркальная жизнь начинает терять яркость отражения (в зеркале нет перевоплощения, а есть только отражение) Вронский и Анна ощущают социальный голод востребовательности. Они возвращаются в Петербург, где Анну окончательно отвергают в свете. То, что позволено юпитеру- мужчине, не позволено женщине. Вронский и Анна уезжают в деревню, где страстно занимаются благотворительностью, открывают больницу в деревне. Вронский увлекается земской деятельностью. Чувственная прелесть благотворительности проходит еще быстрее, чем любовная страсть. И Вронский, как мужчина, тянется к мужскому миру. А женский мир Анны протестует против этого. Она пытается удержать свое равновесие морфием, но Толстой преднамеренно добивает ее, превращая в обычную склочную и ревнивую бабенку.

* * *

Где же ты Анна? - спрашивала она себя. Где ты та Анна, изысканная, умная, образованная, интеллигентная, уравновешенная, красивая и обаятельная аристократка? И Лев Толстой, подслушав чернильные мысли Карениной, перемещает ее на московский перрон. И что Анна видит? На сером перроне она видит поблекшую, уставшую, сломленную, не нужную даже самой себе постаревшую женщину. Анна молча бросается под колеса замысла Толстого. "Мне отмщение, и  аз воздам".

* * *

И конечно, мне хочется спросить у графа Льва Толстого. Почему он так расправился с красотой? Но писателю Толстому и это кажется недостаточным. Он не заканчивает свой роман на сцене самоубийства Анны. Он, как психолог, прекрасно понимал, что финальная сцена является по сути центральной в восприятии читателя. Какое может быть продоление романа, названного по имени главной героини, спрашиваю я Льва Т.? Но Толстой продолжает роман еще одной главой. Новая глава как бы ни о чем, игнорирует как бы трагедию и даже ценность жизни своей героини. Принцип "и аз воздам" Толстым был реализован сполна. А за что этот и "и аз воздам", вопрошаю я снова?

* * *

Но бог расправился с писателем Толстым по образу и подобию. Лев Толстой не бросился под поезд, а бросился в полупустой вагон уходящего поезда , сбегая от Софьи, простудился в поезде и вскорости умер на железнодорожном полустанке. «И аз воздам». Во истину...

P.S.

Два бородатых писателя Ф.Достоевский и Л.Толстой - два разных подхода к красоте - один обожествяет, другой убивает.

свернуть

БДСМ в условиях соцреализма

На пороге Олиной квартиры стоял стареющий, с широкими, как у женщины бёдрами и узкими плечами, мужчина. 

Своими длинными, осветлёнными волосами человек этот напоминал Оле какого-то то ли артиста, то ли певца, но Оля не могла вспомнить какого именно.

.

Глаза мужчины бегали из стороны в сторону, словно боясь остановиться на еще

На пороге Олиной квартиры стоял стареющий, с широкими, как у женщины бёдрами и узкими плечами, мужчина. 

Своими длинными, осветлёнными волосами человек этот напоминал Оле какого-то то ли артиста, то ли певца, но Оля не могла вспомнить какого именно.

.

Глаза мужчины бегали из стороны в сторону, словно боясь остановиться на чём-нибудь конкретном и взгляд его горел (впрочем, довольно тускло) этаким сексуальным вожделением.

.

- Здравствуйте, - сказала Оля, - Вы, по всей вероятности, Владимир?

.

- Да-да, - ответил мужчина и добавил спешно, - можно просто Вова. А вы, я так понимаю, Ирина?

.

Оля кивнула.

.

- Это вы - раб? - на всякий случай уточнила Оля, хотя ответ знала заранее и добавила - А вы плитку можете в ванной положить?

.

- Ну, я могу, конечно, научиться, но я раб, как бы это поточнее выразиться, в сексуальном плане. Интимном. В своё время не получилось из себя рабство выдавить. По капле, - немного растерялся Вова.

.

Я понимаю, - ответила Оля, а про себя подумала: "Лучше бы плитку научился ложить. Или класть. Раб, тоже мне "

.

В разговоре повисла неловкая пауза. 

.

- А вы точно Госпожа? - нарушил паузу Владимир, начав пристально рассматривать Олю.

.

В этот самый момент Ольгу посетило некоторое острое сомнение и разочарование по поводу предстоящего мероприятия.

.

И действительно, в Ольге мало чего было от госпожи. Невысокого роста, слегка располневшая, с коротенькими руками, ногами и толстенькой шеей, она больше напоминала кассиршу из известного супермаркета, но никак не госпожу.

.

Владимир начал было даже потихоньку готовить план побега, то и дело посматривая в сторону лифта, на случай, если Госпожа Ирина строго спросит его: "Вам пакет нужен? "

.

Но Оля быстро ответила: "Да, конечно, я - госпожа. У меня и опыт есть. Немалый. 

Вы проходить-то будете? "

.

Сексуальный раб Вова немного успокоился, виновато улыбнулся и перешагнул порог Олиной квартиры.

...

Уже через некоторое время Владимир уже стоял на четырёх своих конечностях, приняв позу, в простонародье именуемую "раком", а госпожа Ирина целилась, чтобы ударить раба школьной деревянной линейкой по его оголённому, обвислому заду.

.

Хорошенько прицелившись, Оля слегка шлёпнула орудием труда, кажется попав по одному из прыщей на заднице Владимира.

.

- Можно сильнее, вы не стесняйтесь. Я люблю боль, - уверил госпожу раб.

.

Оля шлёпнула сильнее.

.

Владимир вздохнул и сказал устало: "Ирина, а можете со всей силы? "

.

Оля ударила ещё сильнее. Линейка сломалась.

.

Сексуальный раб развернулся и с грустью посмотрел на госпожу, а потом на линейку.

.

- Дааа, не умеют в наши дни линейки делать, - констатировал он, расстроившись, - особенно деревянные. А пластиковые все как на подбор. По пятнадцать сантиметров. Короткие. Не знаю даже с чем это связано. 

А запасную я не взял. Может, чем-нибудь другим меня отшлёпаете? - в голосе Владимира появилась надежда.

.

Оле стало очень жаль незадачливого мазохиста и она ответила: 

"Тапочком могу. У моего мужа 45-ый размер. 

Могу лопаткой. Ну, знаете, которой котлеты переворачивают. "

.

- Вообще, если честно меня линейки заводят. Ещё со школы, - опять расстроился раб Владимир, - Тапком точно не надо. Как-то уж совсем негигиенично. Как таракана"

.

" Ну теперь точно - не видать мне двух тысяч" - с тоской подумала Ольга.

.

- Давайте лопаткой попробуем, - решительно заявил Владимир.

.

Оля немного повеселела.

.

- Только давайте вы в процессе будете кричать что-нибудь непристойное? Или даже лучше матерное, - поинтересовался Вова у госпожи Ирины.

.

- Например? - удивилась Ольга.

.

- Ну, что-нибудь, типа, 

"Что ты натворил, мерзкий либераст? Грязный стукач. Фуфлыжник ты ссученный. Мразота. Отсос смердящий. Жучара навозное. Пидор "

Сможете так? - в голосе раба появился похотливый энтузиазм.

.

- Давайте попробуем. Только я всё не запомнила"

.

- Ничего страшного. Кричите, что запомнили.

.

Ольга в очередной раз ударила раба Вову по его прыщавой, стариковской заднице и закричала:

- Признавайся, что ты натворил, ссыкло навозное? Фуфлыжный либераст! Жук колорадский! Обсосок пидорский!

.

Раб несколько минут как будто думал над поставленным госпожой вопросом, потом тяжело вздохнул, покачал головой и сказал:

" Ирина, вы конечно, извините, но голос у вас совсем не командный. Детский какой-то "

.

- Какой уж есть, - с раздражением ответила Ольга и пожала плечами.

.

Как оказалось быть госпожой довольно непросто.

...

- Ирина, вы только поймите, я же не ради сексуального удовлетворения это делаю. Не ради похоти, - начал было оправдываться раб Володя.

.

- А ради чего тогда? - обиженно спросила Оля.

.

- Я просто так стресс снимаю после работы. Я - бухгалтер. Дебет-кредит. Платёжки там всякие. Сметы. Отчёты квартальные и... - принялся объяснять Владимир.

.

- Ой, ну надо же. Какое совпадение! Я тоже бухгалтер! - прервала Оля своего неудавшегося раба.

.

- Ну а как вы, Ирина, со стрессом боритесь?

.

- В дневниках. На сайте знакомств. Там весь негатив можно слить. 

Знаете, очень вставляет. И творчество опять же. Помогает духовно расти.

...

- Хм, любопытно. Научите? - заинтересовался Владимир и принялся натягивать брюки.

свернуть

Современное прочтение

Окололитературное

«Мы все учились понемногу

Чему-нибудь и как-нибудь…»

 

А учились мы на классике. В основном, классике XIX века. Много её было в школьной программе. Уже тогда было трудно вникать и проникаться бытом и атмосферой давно ушедшей эпохи, которую мы не видели и узнавали исключительно через книги. Неторопливые манеры, подробные еще

Окололитературное

«Мы все учились понемногу

Чему-нибудь и как-нибудь…»

 

А учились мы на классике. В основном, классике XIX века. Много её было в школьной программе. Уже тогда было трудно вникать и проникаться бытом и атмосферой давно ушедшей эпохи, которую мы не видели и узнавали исключительно через книги. Неторопливые манеры, подробные повествования, описания природы на целую страницу, вычурные беседы с нелепыми и смешными оборотами… Всё это мы должны были если не полюбить, то понять. Это же классика, из которой слова не выкинешь… и так – целый том, а то и два. 

 

Время идёт, всё меняется… и даже проблемы классических произведений в большинстве своём кажутся непонятными с точки зрения современника. Мы-то живёт сейчас… Да-с. Когда сюжет завязан на укладе XIX века, то надо вникнуть в него, чтобы понять закономерность событий. 

 

Эт был зачин, тыкскзыть. А поговорить хотела о дамском романе. Думаю, все читали хотя бы пару-тройку и в общих чертах представляют тематику и стиль. Ещё – раньше писательством, как впрочем, и другими ремёслами, занимались, в основном, мужчины. Даже дамские романы писали мужчины. Сейчас эту нишу транспортного чтива в мягкой обложке заняли женщины-писательницы. Заняли и завалили читателей тоннами романов. 

 

Итак, дамский роман. За основу возьмём «Анну Каренину», это же чистой воды дамский роман, только написан Львом Николаевичем… а представим этот же сюжет сейчас и в исполнении… ну, например, Юлии Шиловой. 

 

Анна Каренина, рублёвская… пардон, крестовская жена крупного государственного функционера намного старше себя. Занимается воспитанием сына, посещает светские мероприятия, тусовки, элитные курорты, солярии и парикмахерские. Во время одного из вояжей знакомится в аэропорту с Вронским – мальчиком мажором, красавцем бонвианом. Не в силах устоять под его напором, становится его любовницей. Каренин отбирает у неё сына… ну, сюжет все знают. А теперь старая сказка на новый лад.

 

Вронский с Анной уезжают в деревню, к тётке, в глушь, в Саратов… короче, из столицы в ебеня. Там начинаются коллизии – Вронского колбасит без привычной тусовки, Анна рожает дочь и начинает чувствовать охлаждение в отношениях. Тут у Льва Николаевича начинаются всякие мерлехлюндии. 

В современном дамском романе всё не так – вначале подробно описывается жизнь Анны в браке с Карениным, в деталях – причёска, макияж, туалеты… а то что ж это за светская львица, если мы не знаем, какими тенями или помадой она пользуется, сколько раз посещает визажиста и одежду какой марки где покупает. Но жизнь в золотой клетке – эт тоже непременное сравнение, без него никак – не притупила души прекрасные порывы, не опошлила чистое и доброе в ней.

 

И вот, когда у Льва Николаевича Анна колбасится от когнитивного диссонанса и бросается под поезд… современная Анна берёт себя в руки, дистанционно по интернету получает парикмахерско-визажистско-модельерное или ещё какое-то образование, вспоминает свои увлечения и постепенно, примерно за пол года, естественно открывает какой-нить визажный салон, потом второй, третий… и вот уже она хозяйка сети салонов в Саратове. 

 

Когда же извертевшийся в гробу Толстой подаёт свой голос, типа: «Нюша… пора уже, сигай под паровоз, милая, тёзка уже маслице разлила, сюжет требует…», Анна отвечает: «Дедушка, да ты чё? С дуба рухнул? У меня планов громадьё, салон новый открываю…» и, переодевшись ниндзя, отправляется умыкать сына у Каренина. Тут непременно нужно подробное описание, как грациозно и соблазнительно пуклится в чёрном костюме попа и грудь, в прорезях маски сверкают прекрасные неистовые глаза, там изящная ножка, тут крохотная ручка, сжимающая какой-нить громадный пистолет и т.д.… ну, или она его оттягает в судебном порядке – тут ещё подумать надо, что выигрышнее в плане развития сюжета.

 

Ну чё… дальше всё понятно – Вронский спивается или убивается апстену разбивается в стареньком мерседесе, Анна бизнес вумен. Заканчивается роман тем, что она стоит на пороге нового салона в лучах рассвета, вся такая красивая, независимая и женственно-мужественная, волосы уложены так, губы эдак неброско накрашены ***, лак, туфли в тон… думая о маленьком женском счастье, которое теперь надо сообразить себе с учётом жизненного опыта.

 

Второстепенные герои… Кити, Долли, Левин. Там схематично – Кити, внезапная и непредсказуемая, повыбрыкивавшись, выходит замуж за Левина, вникает в привесы и надои, рожает детей… они организуют сначала крепкое передовое фермерское хозяйство, а потом сельскохозяйственный и перерабатывающий холдинг «Левин и Кº», выпускают майонез и постное масло «Кити». Непременно отразить процесс влюбления Кити в Левина, не забыть влепить какую-нить фразу, типа, «Боже, какие у него сильные руки (ноги, уши)!..» для иллюстрации душевной работы, происходящей в Кити, и избавления её от светской шелухи и всего наносного и нечернозёмного. Облонского прям во время блядок разбивает паралич, инсульт или инфаркт, тут тоже надо подумать, что назидательнее и красочнее, и он в виде раскаявшейся развалины в инвалидном кресле возвращается в лоно семьи. Долли открывает ателье по пошиву подгузников для взрослых и тянет семью, в том числе и Облонского, которого по-бабски жалеет.

свернуть

Каренина (2017)

Вот только не подумайте, что я прям, в душе себя критиком ощущаю. Бывает, и живёшь от всех этих кино-премьер совершенно отстранённо. Но вам знакома же такая ситуация, когда и душой, и делом (да и телом!) совершенно не в телевидении, но вдруг, так сказать, внезапно, или лучше случайно - ваш взгляд еще

Вот только не подумайте, что я прям, в душе себя критиком ощущаю. Бывает, и живёшь от всех этих кино-премьер совершенно отстранённо. Но вам знакома же такая ситуация, когда и душой, и делом (да и телом!) совершенно не в телевидении, но вдруг, так сказать, внезапно, или лучше случайно - ваш взгляд падает.. (ПРОСТО ПАДАЕТ, буквально скользит не прилепляясь) на экран телевизора, и ..всё! )

*

*

И тут вы понимаете, что ваш взгляд случайно упал на шедевр. Тогда вы бросаете все дела и смотрите до конца. А так как начали не сначала, потом ещё в интернете найдёте сначала, чтобы ничего не пропустить.

*

*

Или обратная ситуация. Ваш взгляд случайно падает на экран телевизора, и вы понимаете, что это ужасно. Отвратительно, фальшиво. Не то, не та. Стыдно смотреть даже. И не потому даже, что есть с кем сравнить. Даже если бы не с кем было сравнивать - всё равно плохо. Это я намекаю на Боярскую в роли Карениной. И на Киру Найтли намекаю. И можете забросать меня камнями.

*

*

Про Вронского вообще молчу. Нет, я не намекаю, что его бы лучше Хабенский сыграл. Или Миронов. Или не дай Бог, Безруков) чётаржу. Люди пишут, мол не может американская актриса в принципе лучше сыграть нашей Каренину. Не может, и точка. Ну, я все экранизации смотрела с Карениной. Как бы. И считаю, что вариант с Кирой - самый лучший. И вообще - весь фильм, и Каренина, в частности. Татьяну Самойлову не будем трогать. Не будем трогать также Купченко, и Гурченко. Не потому что они играли Каренину, а просто - не будем. Они - другие. Мы говорим про актрис современного поколения. Кира Найтли была очень правдива. Много лестных слов не буду писать. Ну, правдиво. Просто видна, как на ладони, вся история развития губительной страсти Карениной. И вообще в фильме видно абсолютно всё. Эта ужасная дилемма, традиции. С одной стороны - любовь, с другой - приличия, общество, стыд. Позор. Её безбашенность, а потом сумасшествие. её чёкнутая ревность. Видно, как она попала между двух огней. И сломалась. Нет выхода. Всё рушится. И поэтому она - под поезд. 

*

*

Ну вот такой парадокс, да) Американская актриса, и вдруг. Может, она роман внимательно прочитала просто? И всего-то делов? А может - просто актриса хорошая. Никакого "умняка" из себя в фильме не строила. Просто история молодой женщины, которая впервые влюбилась. И у неё снесло башню. Такая любовь, что дальше просто и жизни нет. А антидепрессантов тогда в России, походу, не было. Про американского Каренина я тоже вообще молчу. Впервые наверное, Каренин был изображён не плоско, не мерзко. А многослойно. Не плохим человеком, а такой интересной личностью, что его захотелось получше узнать. Благодаря американской версии, опять же, и игре Джуда Ло. Вот тебе и красавчик Альфи. Его, пожалуй, и запощу фотографией. Не благодаря, а вопреки)

*

*

Нет, ну если сериал "Достоевский" с Е. Мироновым так хорош, что его хочется по два раза в год пересматривать, так он же правда хорош. Никто и не спорит, что здесь русский про русского.

(автор поста меняет своё мнение в ходе обсуждения и просмотра сериала)

*

свернуть

Сбросить с корабля современности Пушкина, Достоевского, Толстого?

                                         Иногда на исторической арене появляются герои, предлагающие лёгким росчерком пера  перечеркнуть весь предыдущий исторический опыт человечества ,  закреплённый в искусстве,  в художественной литературе  в том числе. Делают они это еще

                                         Иногда на исторической арене появляются герои, предлагающие лёгким росчерком пера  перечеркнуть весь предыдущий исторический опыт человечества ,  закреплённый в искусстве,  в художественной литературе  в том числе. Делают они это с вполне благой целью, бо  , как правило,  ищут новые пути  на стезе общественного развития , им хочется отойти от старых штампов мышления и выдвинуть  собственные революционные  гениальные идеи переустройства мира. И начать они предлагают не больше и не меньше, как с  низвержения прежних корифеев искусства . Об истинных мотивациях этих героев речь будет впереди,  а пока , помните был такой литературный герой-  Евгений Базаров? С  его точки зрения  , “читать Пушкина — потерянное время, заниматься музыкой смешно, наслаждаться природою — нелепо”. Позже эту мысль больше с целью эпатирования почтенной публики  подхватили футуристы, призывавшие в своём скандальном манифесте "Пощёчина общественному вкусу "сбросить с корабля современности Пушкина, Достоевского , Толстого и проч , проч!"  Ибо , по их мнению, классическая литература в прямом смысле несёт человеку , заштампованному её стереотипами,  горе от ума и к тому же она  просто безнадёжно устарела. ))) 

                                                   Израильский психофизиолог Вадим Ротенберг  пошёл немного в другом направлении. Он рассмотрел проблему горя от ума уже  применительно к молодым,  хорошо образованным женщинам,  выделил проблему тех женщин, которые характеризуются как интеллектуально развитые. Он увидел несоответствие  между их высоким интеллектуальным  и  низким  личностным развитием. Вот что он пишет : "...Эти девушки производят очень хорошее впечатление своей серьезностью и глубиной. Они начитаны, у них широкий круг интересов.  В них часто есть какая-то зачаровывающая загадочность, связанная с ощущением глубокого внутреннего мира.  И в то же время они несчастны, и это тоже очень быстро становится очевидным. ..Благодаря высокой духовности и хорошему интеллекту, благодаря широкому кругу интересов девушка чувствует себя постоянно как бы в свободном вдохновенном парении, в полете. И вдруг этот полет обрывается чувством беспомощности и ущербности на том самом месте, где другие девушки, даже менее духовно богатые, чувствуют себя вполне уверенно и комфортно." 

                                                        Действительно ли , по вашему мнению, интеллект вступает в некоторое противоречие с личностным развитием женщины и становится для неё горем от ума и своеобразным тормозом счастливой личной жизни? Может, и правда,   в какой-то мере  классическая литература испортила многим интеллектуалкам  жизнь?  Ведь   высокодуховные и интеллектуально развитые женщины прекрасно умеют жить в мире своей высокой мечты, но  зачастую совершенно беспомощны в мире реальном, где нужно уметь совсем по-другому выстраивать межличностные отношения , не по законам романтического жанра, а по довольно жёстким законам реальной жизни. С  другой стороны возникает вопрос, как интеллект может быть тормозом  для  выстраивания  межличностных отношений , когда  начитанность , гибкость ума и привычка анализировать жизненные явления  даёт нам понимание логики человеческих характеров , даёт нам понимание самих себя в этом мире, разве это не прекрасный тренинг личностного развития? А внутренняя духовность даёт понимаение тех критериев, по которым можно оценивать личность.  Согласны ли Вы , что интеллектуальное развитие женщины обрекает её на трагическую невписанность в мир реальных отношений , на несоответствие мечты и действительности,  на  невозможность  понять , что этому соответствию  мешает  и  как правило  делает такую женщину инфантильной,  беспомощной   перед реальностью и   несчастной в личной жизни? И всё , что ей уготовано судьбой за её духовность -это парение - и  потом неминуемо обрыв? !

                                                                     Вернёмся опять к проблеме классической литературы. Что же у нас в итоге получается? Она,  по мнению некоторых  пассионариев от литературы,  в наш жёсткий , неумолимый век НТР и современных технологий уже безнадёжно устарела, а поэтому   способна лишь навредить современнику  , уводя его   от новых  форматов межличностных отношений и революционных путей исследования жизни в тихий патриархальный мир тургеневских девушек и образованных , но  совершенно беспомощных в  реальной жизни   ботанов . Может, она , и правда, уже  обречена? 

свернуть

Ларс фон Триер - это не меланхолия, это столбняк!

Я думаю, каждый в меру образованный современный человек вправе ненавидеть какого-нибудь гения от кинематографа, или даже классика от литературы. Или даже какого-то поэта и исполнителя от музыки. Вот прям чтобы терпеть его не мочь и ненавидеть. И не просто так, знаете, голословно. Мол, не слышала и слушать не хочу) Как еще

Я думаю, каждый в меру образованный современный человек вправе ненавидеть какого-нибудь гения от кинематографа, или даже классика от литературы. Или даже какого-то поэта и исполнителя от музыки. Вот прям чтобы терпеть его не мочь и ненавидеть. И не просто так, знаете, голословно. Мол, не слышала и слушать не хочу) Как многие например, не слышали никогда о Стасе Михайлове, но и начинать слушать его не хотят).

Это немного не то. А вот так, чтобы ознакомиться с творчеством какого-нибудь гения. Например, пересмотреть всю фильмографию Ларса фон Триера. Ну, или пытаться пересмотреть. Как это делала я. Пыталась, но не смогла.

*

*

Ой, ну я не хочу говорить даже про более-менее нормальный фильм "Рассекающая волны". С нормальным сюжетом. И про мюзикл этот, с Бьорк. Ну что про это говорить. Я про всё остальное. Мне даже кое-что приглянулось так, на один разок. Про самого главного босса фильм, и про группу идиотов. Честно, понравились эти фильмы. Ну, как понравились? Вот если бы сказали, что на планете Земля остался только один режиссёр - Ларс фон бля Триер. И выбирай себе кино. Я бы эти два выбрала. Там хоть смысл есть, мне понятный. Ну, "Дорогая Венди" - ничо так. Романтично и по-гангстерски. И даже идея такая, блестящая есть в фильме. Пацифизм. Всё.

*

*

На этом для меня Ларс фон заканчивается. Я же не просто так говорю, я же старательно в него вникала. Но теперь всё. С меня хватит. Даже если он получит Оскара или Золотую пальмовую ветвь, - я смотреть не буду. "Антихриста" я тоже не поняла. "Нимфоманку" - осилила половину первой части, и даже не увлеклась. Вижу, что Триер эпатирует зрителя, и как бы флаг в руки, но надо же кроме эпатажа хоть что-то ещё сказать.. Для меня Триер пуст, хотя может показаться что он очень замысловат. Хотя нет, что я говорю? У него же масса поклонников. Антон Долин, вон, про него даже книгу написал. Это его любимый режиссёр.

*

*

*

*

*

Честно сказать, что я об этом думаю? - Я думаю, что у А.Долина это такая БОЛЬШАЯ ТАЙНА и ИНТРИГА. Он пошёл от обратного. Сублимировал. Посмотрел когда-то в первый раз шедевр от Триера и ужаснулся. Но ему надо было написать статью в "Московский комсомолец". А у него никак рука не пишет и всё тут. И кроме мата он ничего сказать вслух не может. И тогда он пошёл от обратного. Он решил "полюбить" Ларса фон Триера. Изучить его, вдоль и поперёк! Назло обстоятельствам! Ларс того не стоит, но в этом-то вся и фишка. Так, превозмогая себя, Долин стал биографом, систематизатором и исследователем творчества Триера. Но вы сильно меня не слушайте, это моя фантазия. Моя версия. Просто Долин - нормальный же парень. Говорит здраво, пишет тоже. Как-то не верится, что Ларс фон Триер его зацепил. И знает  и "любит" он его не благодаря, а вопреки.)

*

*

Ни я, ни мои комментаторы, включая Оксану Палну, ни слова не обмолвились о том, что у Догвилля есть продолжение. А между тем, эпос весь это должен быть трилогией, под общим названием: "США - страна возможностей".

*

*

Вторая часть называется "Мандерлей" и повествует о похождениях Грейс и её папочки (то ли Бога, то ли Диавола, как бы) в другом городе США. В таких же театрально-картонных декорациях. Посвящена она рабству. Ну, негры там, права человека, права негров и т.д..

*

*

Не знаю, как бы интерпретировала бы это Оксана Пална и попыталась бы привязать к Библии, где рабы есть - и никто их не пытается, там в Библии, освободить.

*

*

Кстати, Николь Кидман отказалась играть во второй части. Хотя, в первой смотрелась очень достойно. Няшно, даже)

*

*

*

Актёр Джеймс Каан, сыгравший в первой части роль папочки, тоже отказался, сказав, что Триер - «настроен очень антиамерикански, так что пошёл он… Я настроен очень проамерикански. Я консерватор — в основном».

*

*

Кстати, во второй части можно увидеть тех же актёров, что были задействованы в первой. Так, например, идиот-шашист задействован как гангстер из свиты папочки.

*

*

Интересно, что третья часть эпоса ("Вашингтон") так снята и не была. Видимо, все актёры отказали алкашу Триеру).

*

*

В общем, как по мне, в Догвилле нет ничего библейского. Подтянуть любую теорию можно под что угодно.

*

*

"Догвилль" - это некий выебон и укор европейца Триера американскому образу жизни, американской мечте, американской улыбке. Кстати, замешанный, скорее всего, на бомбардировке американцами Югославии (вся это "элитка" тогда возбудилась и возмущалась).

*

*

Кстати, фильм вышел через четыре года после бомбардировки (учитывая время на написание сценария и съёмки) - эту версию я оставлю рабочей. Если первый фильм всё же имел успех, то вторая часть с ларсофонблятриеровскими наездами на США - съехала в унылое говно. А третья - вообще, не состоялась.Что, в общем-то и правильно. Пошёл он...

*

*

А у нас голосование)

Я  немного напортачила) ВОПРОС звучит ТАК:

Кого из режиссёров Вы терпеть не можете?)

свернуть

Страшные сказки Санкт-Петербурга (часть вторая)

Выходить из вагона метро Родиону не хотелось категорически. 

.

Здесь было сухо, тепло и, как-то, умиротворённо свЕтло. 

Как в церкви, в которую Родя пару раз ходил в детстве с сестрой и мамой в городе N, ещё до того, как переехал в Питер, с трудом поступив в институт имени Лесгафта и еще

Выходить из вагона метро Родиону не хотелось категорически. 

.

Здесь было сухо, тепло и, как-то, умиротворённо свЕтло. 

Как в церкви, в которую Родя пару раз ходил в детстве с сестрой и мамой в городе N, ещё до того, как переехал в Питер, с трудом поступив в институт имени Лесгафта и из которого с позором был изгнан за прогулы ещё год назад.

.

"Станция "Сенная площадь". Переход на на станции "Садовая" и "Спасская"" - хриплый голос из динамиков вагона заставил Родиона сделать над собой усилие и подчиниться толпе, которая, поджимая и поддавливая его с боков, благополучно вынесла наверх, под низкое и неуютное питерское небо.

Дождь, конечно же, шёл.

"Ну что это, блядь?" - возмутился про себя Родион и поднял капюшон куртки. 

В отличие от большинства коренных питерцев, носивших с собой зонт даже в июльскую жару, Родион такой привычки не имел даже осенью. 

"Так, надо будет домой заскочить, пожрать чего-нибудь. Успею же, по-любому" - подумал Родион и перепрыгивая через лужи, заспешил к себе, в сторону Гражданской улицы по Столярному переулку. 

.

Туда, где он, совсем недорого для исторического центра Питера, снимал комнату, без удобств, но, хотя-бы, с диваном. 

На четвёртом этаже старинного и довольно мрачного дома. 

.

Называя это комнатой, Родион, конечно, себе льстил и лукавил. 

Это была не комната, а так, подсобное помещение.

.

В кармане куртки завибрировал мобильник.

.

- Романыч, ну хули ты волоёбишься? Ты где, вообще? - странно растягивая слова, заворчал голос в трубке.

.

- Рядом с Сенной, и чё? Димон, ты взял? - вялость в голосе институтского друга немного насторожила Родю.

.

- Слушай, старик, взял, конечно. Но тут такая хуйня, короче. Я у Соньку залип. У неё сейчас. Здесь недалеко, в общаге. Тебе, по-ходу, может уже и не хватить. Сонька с подружками, если чё. Весело, короче - уже бодрее стал оправдываться в трубке Димон.

.

- И хули? - Родион начал нервничать.

.

- Да, пиздец, Родя. Заскочи на Грибанал, а? От тебя реально недалеко. С дилером я договорился. Хуйня-вопрос, старик. 104-ый дом. Будешь подходить - набери ему, номерок я те скину. Только быстро, а то он сваливать куда-то собирается. Бабки есть у тебя? - окончательно распоясался Димон в трубке.

.

- Есть - устало отмахнулся Родион.

.

Деньги у Родиона, как ни странно, были. 

Совсем недавно он получил перевод от матери, которой соврал, что злые институтские преподы требуют от него взятку за сдачу сессии. 

.

Маме тогда пришлось продать старую батину тачку. 

"Волгу" ГАЗ - 24. 

Так что, деньги у Родиона были.

.

- Давай, скидывай ты уже номер, еблан! - Родион почти начал орать.

.

- Да не мороси ты так, старичок, ёпта. Романыч, всё ништяк будет. Щас скину" - поплыл Дима окончательно.

.

СМС с номером пришла быстро и Родион, бодро потопал обратно, в сторону Садовой.

.

Дом, который предстояло найти Роде, стоял на пересечении Средней Подъяческой, проспекта Римского-Корсакова и набережной канала Грибоедова и, соответственно, имел аж три адреса. 

Родион даже немного вспотел и запутался.

.

"Бля, вот он, кажется, этот ебучий сто четвёртый дом. 

Ну, пиздец, приду к Соньке - набью Димону ебло, по-любому. Достал уже, урод!" - думал Родион, набирая номер дилера.

.

"У вас недостаточно средств для совешения звонка. Пополните, пожалуйста, счёт" - неприятным и отрешённым женским голосом сообщил телефон, глупо и безнадёжно заморгав экраном.

.

"Охуеть теперь... Ну что за блядский день? Что за хуйня, вообще, творится? Блядь! Бляяядь! Теперь ещё терминал ищи, блядь! Дождь этот ещё, сука! Как заебало это всё! Дима, какой же ты пидор, а!"

.

Родион поплёлся по инерции вперёд, в надежде найти хоть какой-нибудь магазин или банк, в котором ему бы повезло поправить свой, так неожиданно (как всегда) иссякший, баланс.

.

"О, "Полушка! " Родная ты моя!" - обрадовался, впервые за день, Родя, заметив знакомую вывеску продуктового магазина  и почти вбежал внутрь.

.

Терминал Qiwi попался на глаза сразу. И ничего не мешало бы Родиону, вот так, одним махом, решить свою неожиданно возникшую проблему, если бы, не стоявшая перед терминалом бабка. 

Рядом с которой стоял неизменный атрибут всех питерских стариков - тачка на колёсиках, на которую были хаотично навалены какие-то авоськи и мешки, а сверху лежал пакет с надписью "Spar". 

Всё это "богатство" было туго перетянуто резиновым шнуром. А сбоку, прислонённая к тачке, стояла старухина клюка, крепкая и добротная, с затёртой до блеска, металлической рукояткой.

.

Родион пристроился за бабкой, не теряя надежды на то, что она сейчас уже, вот-вот, отвалит от терминала.

.

Но не тут то было. 

.

Старуха сосредоточенно копошилась возле терминала, решая свои важные терминальные дела, вдумчиво, с толком, с расстановкой. 

Родион топтался за её спиной, пытаясь заглянуть в экран и не понимал, что за операции можно проделывать так долго.

.

"Блядь, да она, по-ходу, знает какие-то опции, о которых не я даже и не догадываюсь. Может быть, она пасьянс там раскладывает? "Косынку"? Или, как там, мать его,  "Могилу Наполеона"? А, может быть, она всем своим соседкам по лавочке баланс поправляет? Чтоб, ты шавермой отравилась, дура старая! Въебать бы тебе топором по башке!" - Родион отчётливо начал понимать, что димоновского дилера он уже на "точке" может и не застать.

.

"Да, именно! Топором! Да, прям, по башке! Чтобы, мозги по всей "Полушке"! И, что-бы, неделю, блядь, отмывали!" - Родион раздражался всё больше и больше. 

.

Он тактично кашлянул, чтобы, хоть как-то, подтолкнуть процесс. Старушка вздрогула, но продолжила свой странный ритуал возле терминала.

*

В глубине "Полушки" громко, в голосину, заорал чей-то ребёнок. 

"Да хули ты орёшь, уёбок мелкий? Какие у тебя ублюдок, реальные проблемы? Это я должен орать! Я, нахуй! И тебе бы топором въебать! И, чтобы напополам! Одним ударом!" - Родион терял контроль над ситуацией всё быстрее.

.

Он опять закашлялся. Теперь уже решительнее и громче.

,

Старуха, ранее терпеливо общавшаяся с терминалом, резко повернулась к Родиону. 

.

"Полушку" вдруг накрыла какая-то странная, звенящая, пронзительная и страшная тишина. Даже, истерично оравший ребёнок, внезапно затих.

.

Старуха отбросила волосы со лба, сморщенное лицо её стало краснеть, острые и недоверчивые глазки её забегали и начали наливаться кровью.

.

- Ты что это на меня кашляешь? 

.

Ковидом меня хочешь заразить, наркоман проклятый?! - заорала старуха неожиданно высоким и визгливым даже голосом. 

Изо рта старухи пахнуло на Родю неприятным, а в лицо его полетели капельки старухиной слюны 

- Я блокаду пережила! А ты на меня пандемией кашляешь, мерзавец чёртов?! Я виновата что-ли, что мне из Горелово приехать сюда пришлось, ни свет-ни заря, за горошком зелёным?! 

По акции!

 Ковидом своим меня он заражает, наркоман, кашляет в меня, фашист недобитый!

.

Родиона вдруг охватило ледяное, олимпийское спокойствие, а в голову пришёл один, очень чёткий и внятный, слышанный уже когда-то ранее, обрывок фразы: "Тварь дрожащая".

.

Молча, не теряя спокойствия, Родя взял в руки стоящую рядом с тележкой старухи клюку и, что было сил, взмахнув обеими руками, обрушил металлическую рукоятку клюки в самый центр чёрного и беззубого старушечьего рта.

.

Старуха вскрикнула, но очень слабо, и вдруг вся осела, привалившись спиной к терминалу, хотя еще и успела поднять обе руки к голове.

В одной руке она еще продолжала держать пятидесятирублёвую купюру.

Тут он ещё сильнее ударил раз и другой, всё металлической рукояткой и всё в лицо. 

Кровь хлынула, как из опрокинутого стакана, и тело её повалилось навзничь. 

.

Родион продолжать бить старуху клюкой, превращая голову её в какое-то страшное, кровавое месиво. 

.

Он начал терять силы и неожиданно услышав свой собственный голос, понял, что всё то время, пока он лупил старуху по башке, орал, в неистовстве, на весь магазин: "Тварь дрожащая!".

Роде сразу сделалось как-то душно и неловко, он положил клюку на пол, подле мёртвой и начал озираться по сторонам.

.

За это время вокруг места, где Родион месил старушку, собралась целая толпа. 

Даже снаружи к витринам магазина прилипли любопытные лица зевак. 

.

Но, как ни странно, никто не пытался помешать Роде и хоть как-то помочь бабке.

Все снимали присходящее на камеры своих мобильных телефонов.

.

"Миллионы просмотров" - подумалось тогда Роде, он криво усмехнулся и вытер с лица пот, смешавшийся с кровью старухи, рукавом куртки. 

Что-то подсказывало ему, что к Соньке он попадёт теперь очень не скоро.

*

С улицы уже был слышен вой полицейских сирен.

свернуть

История одного срача

Иван Сергеевич обедал.

И делал он это, как всегда с толком, с расстановкой. 

Можно даже сказать, с любовью.

.

Вот только что была выпита рюмочка ледяной водочки, которая была немедленно заедена кусочком самого что ни на есть французского багета, густо намазанным сливочным маслицем, поверх которого лежал толстый слой осетровой икры.

еще

Иван Сергеевич обедал.

И делал он это, как всегда с толком, с расстановкой. 

Можно даже сказать, с любовью.

.

Вот только что была выпита рюмочка ледяной водочки, которая была немедленно заедена кусочком самого что ни на есть французского багета, густо намазанным сливочным маслицем, поверх которого лежал толстый слой осетровой икры.

.

Между первой и второй, как вы знаете - перерыв-то небольшой.

Знал об этом и Иван Сергеевич.

Следующая рюмка водки проскочила ещё лучше первой. 

Хорошо зашли и маринованный пикуль и, размером с небольшое блюдце, в палец толщиной, кусок буженины.

.

Старательно всё прожевав, Иван Сергеевич стал было посматривать на стоящую рядом фарфоровую супницу, доверху наполненную красным, как закатное августовское солнце, наваристым украинским борщом.

Борщ был горяч, и как показалось Ивану Сергеевичу, что-то даже негромко и деликатно шептал.

Звал его.

Манил.

.

Иван Сергеевич налил было третью, но в дверь зала, в которым он изволил обедать, негромко постучали.

- Заходи уже, сколько можно говорить, что стучаться не надо? В свободной стране живём! - крикнул он, немного расстроившись.

.

В комнату вошёл слуга Ивана Сергеевича, и перетоптываясь с ноги на ногу, извиняющимся тоном тихо произнёс: Барин, там опять этот пришёл. 

Слово "этот" слуга произнёс даже с некоторым отвращением.

.

Иван Сергеевич расстроился ещё больше, но поскольку давно уже прослыл человеком воспитанным, вяло произнёс: Ну зови уже, что делать? Не выгонять же.

Слуга покорно поклонился, развернулся на каблуках своих яловых сапог скрылся в дверном проёме.

.

Уже через полминуты, дверь комнаты в очередной раз распахнулась, и в зал решительно зашёл небольшого роста, но широкий в кости, крепкий, не смотря на болезненную худобу, человек.

Человек этот был к тому же немного помят и бородат, как нынешний хипстер.

.

- Опять денег просить пришёл, Фёдор Михайлович? - обратился Иван Сергеевич к вошедшему, не поздоровавшись.

- Пришёл, а к кому мне ещё идти-то? 

Я в Европе, кроме тебя и никого не знаю. Да и надо-то мне всего сто талеров, - ответил Фёдор Михайлович, нисколько не обидившись на то, что его даже и не поприветствовали. - Понимаешь, системе меня одной научили. Да и знамение мне было - ставить сто талеров на двенадцать, красное, а потом дело и пойдёт. 

Система, понимашь?

.

- Федя, а ты помнишь сколько ты мне уже должен? Не лень тебе было ползти из своего сраного Бадена ко мне в Карльсруе на карачках? 

Коленки-то не натёр?

.

- Не натёр, - опять не обидился Фёдор Михайлович. - Я отдам. Выиграю и отдам. Да и за роман мне издательство должно деньги перевести.

.

- Ты и в прошлый раз эту же самую дичь мне втирал, Федя. И про роман, и про систему.

В-общем, хуй тебе Федя, а не сто талеров! - разозлился Иван Сергеевич, покраснел и тяжело задышав, по-гусарски залихватски махнул рюмку водки и захрустел огурцом.

.

Фёдор Михайлович напротив, ещё больше побледнел, черты лица его заострились, а лоб покрылся испариной.

.

- А ты ведь пидор, Ваня, - зловеще, едва слышно заговорил Фёдор Михайлович. - Я тебя героем своего романа сделаю. Маааленьким таким героем. Попомнишь ты меня ещё, скотина. 

И мамку я твою ебал, Ваня.

.

- Как мамку? - расстерянно произнёс Иван Сергеевич, попытался было встать, но схватившись за сердце, как-то по-стариковски опустился обратно на стул.

.

- А вот так. В жопу, - ухмыльнувшись, Фёдор Михайлович, навис над Иваном Сергеевичем, хотел кажется даже ударить его по лицу, но передумал и ударил кулаком своим по стоящей на столе супнице с борщом.

.

Не ожидавшая такого хулиганского к себе обращения супница, подпрыгнула как жаба и перевернувшись несколько раз в воздухе, с грохотом упала на пол.

.

.

Фёдор Михайлович посмотрел на красный борщ в белых осколках фарфора, напоминающий теперь мозги в раздробленном черепе, и опять ухмыльнувшись, сказал громко: "Двенадцать, красное!".

.

свернуть

Форма меняется,содержание - никогда!))))))

"- Так как же, Африкан Семеныч, - продолжала Дарья Михайловна, обратясь к Пигасову, - по-вашему, все барышни неестественны?

У Пигасова губы скрутились набок, и он нервически задергал локтем.

- Я говорю, - начал он неторопливым голосом - он в самом сильном припадке ожесточения говорил медленно и отчетливо, - я говорю, что барышни еще

"- Так как же, Африкан Семеныч, - продолжала Дарья Михайловна, обратясь к Пигасову, - по-вашему, все барышни неестественны?

У Пигасова губы скрутились набок, и он нервически задергал локтем.

- Я говорю, - начал он неторопливым голосом - он в самом сильном припадке ожесточения говорил медленно и отчетливо, - я говорю, что барышни вообще - о присутствующих, разумеется, я умалчиваю...

- Но это не мешает вам и о них думать, - перебила Дарья Михайловна.

- Я о них умалчиваю, - повторил Пигасов. - Все барышни вообще неестественны в высшей степени - неестественны в выражении чувств своих. Испугается ли, например, барышня, обрадуется ли чему или опечалится, она непременно сперва придаст телу своему какой-нибудь эдакий изящный изгиб (и Пигасов пребезобразно выгнул свой стан и оттопырил руки) и потом уж крикнет: ах! или засмеется, или заплачет. Мне, однако (и тут Пигасов самодовольно улыбнулся), удалось-таки добиться однажды истинного, неподдельного выражения ощущения от одной замечательно неестественной барышни!

- Каким это образом?

Глаза Пигасова засверкали - Я ее хватил в бок осиновым колом сзади. Она как взвизгнет, а я ей: браво! браво! Вот это голос природы, это был естественный крик. Вы и вперед всегда так поступайте.

Все в комнате засмеялись.

- Что вы за пустяки говорите, Африкан Семеныч! - воскликнула Дарья Михайловна. - Поверю ли я, что вы станете девушку толкать колом в бок!

- Ей-богу, колом, пребольшим колом, вроде тех, которые употребляются при защите крепостей.

- Mais c'est une horreur ce que vous dites la, monsieur !(Да ведь это ужас, что вы говорите, сударь), - возопила m-lle Boncourt, грозно посматривая на расхохотавшихся детей. 

Да не верьте ему, - промолвила Дарья Михайловна, - разве вы его не знаете?

Но негодующая француженка долго не могла успокоиться и все что-то бормотала себе под нос.

- Вы можете мне не верить, - продолжал хладнокровным голосом Пигасов, - но я утверждаю, что я сказал сущую правду. Кому ж это знать, коли не мне? После этого вы, пожалуй, также не поверите, что наша соседка Чепузова, Елена Антоновна, сама, заметьте сама, мне рассказала, как она уморила своего родного племянника?

- Вот еще выдумали!

- Позвольте, позвольте! Выслушайте и судите сами. Заметьте, я на нее клеветать не желаю, я ее даже люблю, насколько, то есть, можно любить женщину; у ней во всем доме нет ни одной книги, кроме календаря, и читать она не может иначе, как вслух - чувствует от этого упражнения испарину и жалуется потом, что у ней глаза пупом полезли... Словом, женщина она хорошая, и горничные у ней толстые. Зачем мне на нее клеветать?

- Ну! - заметила Дарья Михайловна, - взобрался Африкан Семеныч на своего конька - теперь не слезет с него до вечера.

- Мой конек... А у женщин их целых три, с которых они никогда не слезают - разве когда спят.

- Какие же это три конька?

- Попрек, намек и упрек.

- Знаете ли что, Африкан Семеныч, - начала Дарья Михайловна, - вы недаром так озлоблены на женщин. Какая-нибудь, должно быть, вас...

- Обидела, вы хотите сказать? - перебил ее Пигасов.

Дарья Михайловна немного смутилась; она вспомнила о несчастном браке Пигасова... и только головой кивнула.

- Меня одна женщина, точно, обидела, - промолвил Пигасов, - хоть и добрая была, очень добрая...

- Кто же это такая?

- Мать моя, - произнес Пигасов, понизив голос.

- Ваша мать? Чем же она могла вас обидеть?

- А тем, что родила..."

Тургенев."Рудин".1856 год....

 

Вот те раз.Почти двести лет прошло,а борьба М и Ж все та же,изменений почти нет.))))))

 

 

Вот  сегодняшние комменты из интернета.Обсуждалась статья Механизмы женской логики

 

"...Да какая же женщина тебя так сильно в жизни обидела?))) Да что же ты как шавка на них кидаешься?) Ведь одно это говорит о скудности лично твоего ума...."

 

"...Генерализируя (обобщая), легко приходишь к выводу, что г-н автор импотент. Или педераст. По вечерам наряжается в материно платье и любуется на себя в зеркало. Пусть об этом напишет. Об ощущениях личных...."

 

"...Несчастный человек (это я об авторе) - прожил бОльшую часть жизни, и, видимо, никогда не встречал на своем пути нормальную женщину..."

"....да он просто подсел на женской теме, видать одинокий,а то давно получил бы половником по мозкам..."

свернуть

Поиск не доступен потому что вы отключили «участие анкеты в поиске». Чтобы снять ограничение необходимо

Оплата услуги совершена

Услуга будет оказана в ближайшие несколько минут.
Понятно

Произошла ошибка

Перезагрузите страницу и повторите операцию через 5 минут
Понятно