В браузере выключен JavaScript. Пожалуйста, включите его. Как это сделать.

Поиск по тегам

Например: размышления, секс

Все записи, содержащие тег побочка

Смеяться и плакать разрешается

В психоневрологический диспансер я согласилась ехать добровольно. Если я что-то напутаю, то только потому, что я на тот момент была в очень плохом состоянии. Сперва я вызвала скорую по 03, молодая врач скорой оказала мне первую помощь, и даже, кажется, дала какую-то таблетку. Но этот момент я уже плохо помню, еще

В психоневрологический диспансер я согласилась ехать добровольно. Если я что-то напутаю, то только потому, что я на тот момент была в очень плохом состоянии. Сперва я вызвала скорую по 03, молодая врач скорой оказала мне первую помощь, и даже, кажется, дала какую-то таблетку. Но этот момент я уже плохо помню, хотя я была абсолютно трезвая. Если я и выпивала что-то (кажется вино), то никак не менее трёх суток назад, а скорее всего и пяти. Потому что обратилась в скорую я в среду, а выпивала, возможно с пятницы на субботу. Да и то — не могу вспомнить, с кем. И при каких обстоятельствах. То есть совершенно не могу вспомнить, делала я это в одиночку, со случайным знакомым, либо же уже с очень хорошо знакомыми мне людьми.

*

Но примерно за два дня у меня были ночью слуховые и зрительные галлюцинации. Это было очень страшно. Я несколько раз злоупотребляла тем, что сначала принимала по пол-таблетки трамадола, просто так, когда у меня даже ничего не болело. Как-то года полтора назад, а то и больше, у меня были сильные периодические боли во время женских критических дней, и мне просто надоело жрать кеторол, который спасал только на два часа по 2 таблетки, спасал только низ. А головную боль при этом не снимал. И приходилось кушать пенталгин. И я вспомнила, что от умершей мамы остался этот трамадол. Она успела воспользоваться только тремя таблетками, и умерла. А в упаковке их было 20 штук. И я решилась, хотя и побаивалась. Разломала таблетку на 2 части, и съела одну половинку.

*

Замечталась, и вдруг обнаружила, что ничего у меня не болит, мне захотелось вымыть полы на лестничной площадке среди ночи, и я вымыла. Спать не хотелось. Я закурила, и это было тоже в кайф, после прянятого. Настроение как-то улучшилось, были какие-то очень приятные мечты, и я просто сидела в тишине и ловила кайф. Пробовала читать книгу, но как-то не шло. Тогда я осмелела, и съела вторую половинку. Мечтательное и хорошее настроение продлилось, но захотелось спать. А когда я проснулась, меня трусило всю, с головы до ног, и я помирала от головной боли. Я всё списала на трамадол, и боялась, что меня чуть ли не посадят, если кому-то сказать. Но так как я фактически помирала, я рискнула вызвать скорую, и призналась им во всём. Два врача (девушка и парень) посмеялись над моими опасениями (типа, нужны нам ваши проблемы, и это не наркотик — сказали они), а трусило меня (сказали они) от высокого давления, мне не свойственного. Что-то вкололи, и уехали. Я предложила им конфисковать у меня оставшиеся 16 таблеток трамадола и релиум (валиум), но они снова посмеялись моей законопослушности и уехали.Надеюсь, я не запутала читателя подробным экскурсом в историю познания трамадола. И я о нём забыла. Но изредка принимала его, не систематизировано. Потому что у меня постоянно было плохо на душе, а во время него на время отпускало. С алкоголем я его никогда не смешивала. Кстати, этот валиум мне вообще никак. То есть абсолютно.

*

В мини-сериале «Ангелы в Америке» есть эпизод, как сидящая на валиуме наркоманка вдруг ловит глюк одновременно с на чём-то сидящим парнем-геем. Но находятся они в разных домах и даже районах. Однако, под глюками, они встречаются вместе. Забавная сцена. Я пару раз приняла этот валиум (по нашему — релиум), но он меня вообще не успокоил. И кайфа ноль. И я ни с кем не встречалась. Зато за три дня до психушки я встретилась и с мамой, и с бабушкой. И они разговаривали со мной. Не в голове, а снаружи. И я их видела, как в ясный Божий день, при этом они ещё и двигались и пели (бабушка), а мама так и вовсе меня ругала. Да, примерно 4 месяца я регулярно выпивала в среднем раз в неделю. Сперва с удовольствием и от радости, а в последнее время от безысходности и тяжёлого настроения: начинала одна, а потом уже приходил сами знаете кто, так как я начинала эсэмэсить. А на неделе я возобновляла приём антидепрессантов. То есть каждый раз я думала, что больше пить не буду (алкоголь), и начинала пить антидепрессанты (велаксин).

*

Однако, когда приходил сами знаете кто, я какое-то время держалась, а потом соблазнялась и рискуя, выпивала алкоголь сверху таблеток. И это продолжалось какое-то время. Когда мне было совсем плохо, я доставляла себе удовольствие по пол-таблети того же самого трамадола.

После него как-то даже пить не хотелось. Но это редко. В общей сложности, за 4 месяца я съела наверное всего 4 таблетки. А, нет, 6. Я посчитала. Помню, перед своим Д.Р. ночью мне было так тяжело душевно, такая депрессуха была, что я внаглую ела и трамадол, и пиво пила. Одна. Утром позвонила сестре, так как мне стало ещё невыносимее, она приехала, поздравила меня. Но мне было не до того, поговорила со мной, и взяла с меня обещание, что я больше не буду так делать! Хотела забрать у меня эти таблетки, но потом сказала, что доверяет мне, и не стала забирать. Я обещала ей, что не буду. Но я их кушала иногда. По чуть-чуть.

*

Ну вот и предыстория. То есть в течение 4-х месяцев, или 5-и, я, можно сказать, систематически употребляла алкоголь на антидепрессанты, и изредка баловалась трамадолом. Я понимала, что я просто могла сдохнуть внезапно. Но в те моменты мне было так нехорошо, что в общем, я хоть и трусила слегка, но рисковала, так как не слишком дорожила своей жизнью. Ну помру — и ладно — думала. Я садилась и сама себе отвечала на вопрос: «вот могу я сейчас этого не делать?» и отвечала сама же «нет, не могу». Настолько всё плохо, и мне плохо. Просто ужасно. Вы не спрашивайте, что именно ужасно, это может быть только внутреннее субъективное ощущение.

*

А снаружи ничего особенного. Ну, мама умерла, да. Так два же с половиной года назад. Ну бабушка отправилась вслед за ней. Так положа руку на сердце — я по бабушке не шибко и скорблю. То есть совсем. Ну, как есть. Вот маму не могла забыть то дааа... То горе. А почему я так горюю — откуда я знаю? Жить без неё не могла. Ну так я же потом Славу встретила... Как я счастлива была — вся мамба помнит! Так, ладно, перекур. Я чувствую, что дальше я буду только раздражать читателя. Тут уж либо всё в открытую писАть, либо шифроваться. Я сейчас подумаю, шифровать мне или всю правду выкатывать?

*

Нет, решила не выкатывать всё. В общем, не заладилось что-то у меня с ним в последнее время. Плюс ещё я совершала всякие глупости, вспоминая о которых, мне самой неприятно, как я могла до такого дойти? Во вторник я ещё съездила к сестре в гости, всё было вроде хорошо. Я приняла золофт, и видимо от него случилась побочка. Легла спать дома, проснулась в пять утра в дико расстроенных чувствах, ну просто край. И натворила дел. Затем испугалась, вызвала скорую. Попросила врача, чтобы она отправила меня в больницу, где психов лечат. Сама попросила. Но она сказала, что по скорой они туда не забирают, но приедут менты. Так и сказала: «приедут менты», а не полиция. Ладно — сказала я. Налила себе чаю, чтобы не спать, сижу чай пью, курю, и жду так называемых по старинке «ментов». Но не дождалась и спать легла. Сколько проспала — не знаю. Услышала звонок в домофон, подскочила, спрашиваю: кто? Отвечают: психбригаду вызывали? Ничего не поняла, но не испугалась и открыла им даже охотно. Поднялись трое здоровенных мужиков, и старенький доктор-еврей с палочкой. Прошли. Уселись. Что случилось? Я им всю правду, как вам сейчас рассказала. И зарыдала, конечно, утирая лицо уже не платком, а своей футболкой, потому что мне по фиг было. Доктор-еврей очень ласково меня успокоил, я его усадила за рабочий стол, чаю всем предложила и курить разрешила. Но они отказались. Поедете в больницу — спросили? Вам там помогут. - Да, поеду, заберите меня туда, пожалуйста, я уже не знаю, как жить и что мне делать дальше.

Ну и отвезли меня.

*

Такая вот длинная предыстория. Многие её уже знают по комментам, ну а не все же комменты читают.

В приёмном отделении мне измерили давление, температуру, всё в норме. Давление только немного повышенное. Вещи забрали, я подписала документы на добровольное лечение, и меня поместили в 4-ую распределительную палату с камерой. Двери я закрыла, воду перекрыла, газ выключила, электроприборы тоже. Казалось бы — что не так? Лежи да лечись.

*

Я вот даже сама сейчас хочу понять, почему там со мной такая метаморфоза случилась, что я на второй день запросилась обратно домой ? В себя пришла, что ли ? Помню, что в приёмном отделении меня допрашивала женщина-психиатр. А потом назначили лечащего доктора, молодого и в очках, ему от силы лет 30. Он меня очень долго расспрашивал про всё. Сперва вопросы его мне казались нормальными. А под конец он спросил: а у Вас бывает такое, что Вам кажется, будто все события вокруг Вас — словно спектакль только ради Вас самой происходит? Нет, - говорю, - я так не думаю и не считаю. То есть абсолютно. А не кажется ли Вам, что за Вами следят? - спрашивает? - Ни разу! - отвечаю. Вот паранойи у меня точно нет. Угу...- говорит доктор. А вот, бывает ли такое, что у Вас резкие перепады с настроением происходят? А, да! - говорю — вот это постоянно! То подъём и куча нереализованных планов, то вдруг спад, да хоть в могилу себя заживо закапывай. Жить неохота больше — говорю. Что делать — не знаю, всё надоело. Вы сами как считаете — спрашивает доктор — это нормально для человека? - Да, говорю, считаю, что нормально. Как так? Поподробнее — просит доктор. - Ну, - говорю, а чему радоваться? Ради чего жить? Самый любимый человек умерла, я вроде бы вырулила на велаксине — говорю, - на ровную стезю. Стала спать и есть вовремя, работоспособность повысилась, чтением Кинга увлеклась, и прочими интересными вещами. А потом встретила человека, и у меня в душе забрезжила какая-то надежда, что можно ещё пожить с каким-то удовольствием и радостью. Но не срослось. Поэтому — всё — говорю. Розовые очки сняты навсегда, серотонин закончился, и даже просто существовать уже не знаю каким образом. И — в слёзы.

*

А доктор пишет, пишет, пишет... А эти синяки у вас на лице откуда? - Ну, оттуда — говорю, и всю правду ему опять. Но я к нему претензий не имею, -говорю, упаси Боже, я сама его первая по лицу ладонью хлопнула, а вот кто мне фингал под глазом нарисовал — уже не помню. То ли он меня двинул, то ли его подруга. Но я была подшофе, так что сами понимаете, - говорю. Разденьтесь — говорит доктор. Что, совсем ?- спрашиваю. - Нет, трусы можете оставить. Блять, хорошо, что я жила в последнее время на фоксе, всё время в ожидании интима. Так что эпиляция была везде, никаких ненужных зарослей на теле не обнаружилось. Хоть это радует. Доктор всё-таки молодой мужчина. Зато он обнаружил у меня синяки на ногах,на руках и плече даже. А я сама и не заметила. И на лбу. - Ясно — говорит. Запомните — говорю я, переживая, я к нему никаких претензий не имею, и фамилию и имя не скажу. И расстались мы мирно. Хотя и не помню когда и как. И в какой день.

свернуть

Поиск не доступен потому что вы отключили «участие анкеты в поиске». Чтобы снять ограничение необходимо

Оплата услуги совершена

Услуга будет оказана в ближайшие несколько минут.
Понятно

Произошла ошибка

Перезагрузите страницу и повторите операцию через 5 минут
Понятно